Радиоэлектронная борьба: более века на благо Родины
При грамотном планировании и применении средств РЭБ ход боевых действий будет во многом определяться потенциалом войск РЭБ

В 2014 г. в России было отмечено 110-летие радиоэлектронной борьбы. Этому событию, в частности, посвящено втрое издание военно-исторического труда «Радиоэлектронная борьба. Основные этапы развития 1904-2014 гг.».

Михаил ЛЮБИН

По сравнению с первым изданием 2004 г. новая книга отличается достаточно полным анализом концепции развития РЭБ, подробным изложением оперативно-тактических взглядов, касающихся наименования и содержания как отдельных составных частей, так и РЭБ в целом. Большое внимание уделено новым направлениям развития РЭБ, результатам научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, личному вкладу ученых, конструкторов, руководителей Минобороны и ОПК в создание и внедрение техники РЭБ в интересах всех родов войск и видов Вооруженных Сил.

В истории развития радиоэлектронной борьбы в Вооруженных Силах СССР и РФ с 1940-х гг. по настоящее время можно выделить три основных этапа: период радиопротиводействия (РПД) – 1940-1950-е гг.; период борьбы с радиоэлектронными средствами противника (БРЭСП) – 1960-е гг.; период радиоэлектронной борьбы (РЭБ) – с 1970-х гг. по настоящее время.

В период РПД в составе штабов объединений и соединений ВС были созданы управления, отделы или группы радиопомех, радиомешания или радиоэлектронного противодействия, которые, несмотря на различные наименования, объединяло содержание главной составляющей РПД – радиоэлектронное подавление (РЭП), т.е. подавление систем управления войсками и оружием противника с помощью радиоэлектронных помех. Этому не противоречили и другие составные части РПД: радио- и радиотехническая разведка в интересах РПД, противодействие радио- и радиотехнической разведке противника, а также комплексный радиоэлектронный контроль.

Важно отметить следующее. Если в годы Русско-японской и Первой мировой войн объектами РЭБ были только средства радиосвязи, используемые для управления войсками и флотами, а помехи создавались эпизодически, больше внимания уделялось радиоразведке и радиодезинформации, то во время Второй мировой войны помехи применялись в более широком масштабе обеими воюющими сторонами, особенно их ВВС. В целях повышения боевой живучести самолетов наиболее острой стала проблема их оснащения бортовыми средствами активных и пассивных помех для подавления РЛС обнаружения воздушных целей, наведения истребителей и целеуказания зенитной артиллерии. Около 10% бомбардировщиков США и Великобритании к лету 1943 г. были переоборудованы в специальные постановщики помех, каждый из которых оснащен аппаратурой для сбрасывания металлизированных отражателей и 10-18 станциями активных помех. Такие специальные самолеты, подавляя помехами РЛС системы ПВО противника, выполняли функции групповой защиты бомбардировщиков. В целях индивидуальной защиты каждый самолет был оборудован аппаратурой пассивных и активных помех для подавления РЛС управления оружием ПВО противника. По оценке зарубежных специалистов, потери бомбардировщиков уменьшились примерно в два раза по сравнению с потерями самолетов, не прикрытых помехами.

В наших ВВС помехи с целью подавления РЛС ПВО противника начали применяться с 1943 г. В каждом бомбардировочном авиаполку Авиации дальнего действия (АДД) с выделенных двух-трех самолетов экипажи вручную с интервалом 10 секунд сбрасывали пачки из 200 металлизированных бумажных лент длиной 25-30 см для подавления РЛС обнаружения целей, станций орудий наводки зенитной артиллерии (ЗА) и бортовых РЛС истребителей противника. Для определения момента входа самолета в зону обнаружения использовались самолетные обнаружители локаторов СОЛ-3 и СОЛ-3А, которые начали поступать в части АДД с 1942 г. Инициаторами и непосредственными организаторами боевого применения пассивных помех, т.е. первопроходцами РЭБ в наших ВВС, были офицеры штаба АДД А.П. Чернышов и А.В. Дельнов. Благодаря действиям ночью одиночными экипажами с выходом на цель с разных направлений и на разных высотах, а также своевременному применению пассивных помех в сочетании с противозенитным и противоистребительным маневром были существенно снижены потери самолетов и повышена эффективность ударов АДД.

С января 1943 г. и вплоть до окончания Великой Отечественной войны в составе Сухопутных войск в целях нарушения управления войсками противника успешно применялись четыре отдельных радиодивизиона специального назначения (ордн СН), вооруженных станциями помех типа «Шторм», «Шторм-2» и «Гром» для подавления радиосвязи УКВ, СВ и КВ диапазонов соответственно. Так, действиями 131-го ордн СН (командир – майор В.А. Петров) в составе Сталинградского фронта и 132-го ордн СН (командир – майор А.К. Бушуев) в составе Донского фронта в январе 1943 г. была блокирована радиосвязь немецкого верховного командования с окруженной под Сталинградом группировкой. В Восточно-Прусской операции в январе-апреле 1945 г. 130-м ордн СН (командир – майор В.Г. Лукачер) и 226-м ордн СН (командир – майор И.Я. Константинов) была блокирована радиосвязь немецкого командования с окружной группировкой войск в районе Кениксберга. За успешные боевые действия 130-й ордн СН награжден орденом Красной Звезды, 131-му ордн СН присвоено почетное наименование «Кенигсбергский», 132-й ордн СН награжден орденом Богдана Хмельницкого.

Михаил Дмитриевич ЛЮБИН – полковник в отставке.

Родился 19 января 1924 г. Участвовал в Великой Отечественной войне в должности штурмана самолета АДД в 1944-1945 гг. Окончил ВВИА имени Н.Е. Жуковского в 1954 г. и Высшие академические курсы по РЭБ в Академии имени М.В. Фрунзе в 1968 г. Десять лет служил на руководящих должностях по РЭБ в штабах объединений (в штабе ВА на Дальнем Востоке, Главном штабе ВВС, штабе Группы Советских войск в Египте). Девять лет работал старшим научным сотрудником авиационного отдела

5-го ЦНИИИ МО, девять лет – старшим преподавателем кафедры РЭБ Военной академии Генерального штаба. После увольнения в запас в течение десяти лет работал научным сотрудником отдела ВВС и ПВО

в 27 ЦНИИ МО. Автор более 80 научных работ.

К сожалению, Михаил Дмитриевич скончался 24 декабря 2014 г. Приносим искренние соболезнования родным и близким Михаила Дмитриевича Любина.

Однако вскоре после окончания Великой Отечественной войны, в конце 1945 г., без какого-либо обоснования все упомянутые радиодивизионы были расформированы. Только в сентябре 1953 г. на основе изучения и обобщения опыта Второй мировой войны и послевоенных локальных конфликтов (особенно в Корее в 1951-1953 гг.), свидетельствовавших о высокой эффективности применения радиоэлектронных средств, по инициативе руководства Вооруженных Сил СССР было принято Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР, в котором подготовка Вооруженных Сил к радиопротиводействию признана задачей особой государственной важности. В ходе реализации постановления в Вооруженных Силах были вновь сформированы отдельные радиобатальоны, а затем и радиополки спецназначения, несколько позднее созданы подразделения (роты, эскадрильи, отряды) радиопомех в составе соединений и частей родов войск. Созданный в Генштабе аппарат радиомешания в составе 28 специалистов представлял собой по существу прообраз будущей службы РЭБ в Вооруженных Силах СССР.

После окончания Великой Отечественной войны для групповой защиты самолетов были разработаны и в начале 1950-х гг. приняты на вооружение ВВС более совершенные средства пассивных помех: дипольные отражатели из стекловолокна типа ДОС-50, ДОС-113 и автоматы для их сбрасывания типа АСО-4, АСО-16, АСО-28, АПП-22, а также станции активных помех проекта ПР-1. На базе бомбардировщиков Дальней и фронтовой авиации, а также самолетов Военно-транспортной авиации (ВТА) созданы специальные самолеты РЭБ, оснащенные упомянутыми средствами помех групповой защиты. В первой половине 1950-х гг. на базе самолетов-постановщиков помех были сформированы: в составе Дальней авиации (ДА) отдельный авиаполк РЭБ на самолетах Ту-4 (с 1956 г. – на Ту-16П), в каждом из трех авиакорпусов – отдельная эскадрилья (оаэ) РЭБ на самолетах Ту-16П, в каждом бомбардировочном полку АДД – эскадрилья постановщиков помех на самолетах Ту-16П и Ту-22ПП; в составе фронтовой авиации в каждом из семи авиаобъединений – оаэ РЭБ на самолетах Ил-28П, в каждом бомбардировочном авиаполку – подразделение из 4-8 самолетов-постановщиков помех Ил-28П. Несколько лет спустя в составе ВТА был сформирован отдельный авиаполк РЭБ на самолетах-постановщиках помех Ан-12ПП.

В первое послевоенное десятилетие и последующие годы предприятиями отечественного ОПК, прежде всего НИИ-108 (ныне ЦНИРТИ им. академика А.И. Берга), НИИАП (Новосибирск), НИИ «Экран» (Самара) под руководством главных конструкторов Абрамова Г.В., Болдырева А.Н., Зиничева А.А. и Копылова Б.А. были разработаны станции прицельных помех типа СПС-1 и СПС-2, станции заградительных помех «Завеса» и станции прицельно-заградительных помех типа «Букет» для групповой защиты самолетов, а под руководством главных конструкторов Волкова Л.В., Мажорова Ю.Н., Спиридонова Е.К. и Фурсова Ю.С. – автоматические станции активных помех типа «Роза», «Резеда» и «Сирень» для индивидуальной защиты самолетов.

В 1962 г. вместо РПД был введен термин БРЭСП, а также служба с тем же названием. При этом преследовалась цель добиться дезорганизации систем управления войсками и оружием противника любыми средствами вплоть до ядерного, огневого поражения и захвата пунктов управления, узлов связи, радиолокационных постов и других радиоэлектронных объектов. Термин БРЭСП не был удачным прежде всего потому, что ядерное поражение и захват упомянутых объектов выходят за пределы современного понимания радиоэлектронной борьбы, и поэтому было неправомерным возлагать эти задачи на службу БРЭСП, которая руководила по существу частями РПД, возможности которых ограничены лишь ведением радио- и радиотехнической разведки и созданием помех радиоэлектронным средствам противника.

Что касается поражения радиоэлектронных объектов противника обычными огневыми средствами, то в качестве оружия БРЭСП не рассматривались самонаводящиеся ракеты класса «воздух-РЛС», хотя уже в те годы они разрабатывались и поступали на вооружение зарубежных и отечественных ВВС. Так, на вооружение нашей Дальней авиации (ДА) в 1965 г. поступил комплекс противорадиолокационных ракет КСР-5П, что следует рассматривать как начало принципиально нового направления и этапа развития РЭБ в наших Вооруженных Силах. К сожалению, этот факт не нашел отражения ни в труде 2004 г., ни в труде 2014 г., в которых было бы уместным отметить, что первая пассивная радиолокационная головка самонаведения (ПРГС) для КСР-5П была разработана под руководством главного конструктора, лауреата Государственной премии СССР Аудера В.А. (НИИ-108, ныне ЦНИРТИ им. академика А.И. Берга).

В 1969 г. вместо БРЭСП был введен более адекватный термин РЭБ, отражающий двусторонний характер радиоэлектронной борьбы. В начале 1970-х гг. органы БРЭСП были преобразованы в службу РЭБ на всех уровнях от Генерального штаба до штабов соединений родов войск (сил). Перед этим в подчинение РЭБ штабов военных округов и Групп войск были переведены части радиопомех, ранее находившихся в составе войск связи и войск ПВО.

В 1970-е гг. также были продолжены успешные работы по совершенствованию комплексов ракет класса «воздух-РЛС». В ЦКБ автоматики (Омск) под руководством главных конструкторов Киричука А.С., Славина В.В., Гусельникова Б.А., Федорова В.П. и Потоцкого Н.Е., а также известного специалиста в области управления ракетами Седунова Э.И. были разработаны и приняты на вооружение ВВС комплексы противорадиолокационных ракет Х-28, Х-58У, Х-31П для фронтовой авиации и разработанные в ЦНИРТИ комплексы Х-22МП для Дальней авиации. Благодаря внедрению цифровых методов и устройств обработки информации сотрудниками ЦКБА под руководством главных конструкторов Киричука А.С., Славина В.В. и Абрамова С.П. в 1990-е гг. впервые в наших Вооруженных Силах разработана система Л-150, объединяющая бортовые средства непосредственной радиотехнической разведки самолета и ПРГС ракеты в единый бортовой комплекс РЭБ, обеспечивающий целеуказание ракетам с ПРГС и выдачу команд управления средствами активных и пассивных помех. Для фронтового бомбардировщика Су-34 в 1990-е гг. разработан интегральный комплекс РЭБ (ИК РЭБ) «Хибины». Самолет Су-34, оснащенный этим комплексом, показал высокую эффективность в ходе операции по принуждению Грузии к миру в августе 2008 г.

Параллельно с созданием для ВВС современных ракетных комплексов «воздух-РЛС» в 1970-1980-е гг. разрабатывались более совершенные средства РЭП групповой, индивидуальной и индивидуально-взаимной защиты. Так, вместо станций помех типа «Букет» для групповой защиты самолетов поступили более совершенные станции помех типа «Ландыш» и «Азалия», разработанные в НИИ АП (Новосибирск) под руководством главных конструкторов Фельдмана Н.Я. и Болдырева А.Н. Для борьбы с высокопотенциальными РЛС обнаружения целей в 1980-е гг. созданы станции помех типа «Икебана» и «Рычаг», которыми оснащены вертолеты-постановщики помех Ми-8МТИ и Ми-8МТР. Для подавления радиолокационных средств управления зенитными управляемыми ракетами в целях групповой защиты самолетов в 1970-е гг. впервые разработаны в наземном и вертолетном вариантах станции помех типа «Смальта».

Вместо устаревших станций помех типа «Сирень», используемых для подавления РЭС управления оружием ПВО, сотрудниками ЦНИРТИ им. академика А.И. Берга в 1980-е гг. были разработаны более совершенные, в том числе контейнерные, станции помех индивидуальной защиты типа «Гардения» (главный конструктор – Михайлов Л.В.) и станции индивидуально-взаимной защиты типа «Герань» (главный конструктор – Альтман И.Я.), которые по своим характеристикам были близки, а по отдельным параметрам превосходили аналогичные по назначению зарубежные станции активных помех.

Важное место занимают самолетные и вертолетные станции помех нового поколения, разработанные в те годы в НИИ «Экран» (главный конструктор – директор института Головин А.И.) и НИИ ЦС (главный конструктор – директор института Карманов Ю.Т.). В этих станциях (типа «Миасс») на высоком техническом уровне используются цифровые методы и устройства, обеспечивающие анализ сигнальной обстановки, настройку по частоте, формирование оптимального количества видов и комбинаций помех, необходимый уровень их мощности и момент излучения.

Для основных типов самолетов ВВС в 1970-1980 гг. были разработаны бортовые комплексы обороны (БКО), имеющие в своем составе станции активных помех индивидуальной и индивидуально-взаимной защиты, теплопеленгаторы типа «Мак» для обнаружения момента пуска атакующих ракет противника, а также устройства выброса расходуемых средств РЭП (дипольных отражателей, противорадиолокационных патронов и противоинфракрасных снарядов).

Заслуживают внимания работы Азовского оптико-механического завода по созданию теплопеленгаторов типа «Мак» для обнаружения момента пуска ракет «земля-воздух» и «воздух-воздух» (главный конструктор – Суханов Е.С.), а также работы НПО «Зенит» (Зеленоград) по созданию вертолетной станции оптико-электронных помех СОЭП-В1А (главный конструктор – Самодергин В.А.).

Ценными для органов РЭБ авиационных объединений и соединений являются работы по автоматизации трудоемких процессов планирования РЭБ. В 1970-е гг. научным коллективом 5 ЦНИИИ МО под руководством Ильина А.Д. и Жихарева С.Н. разработаны информационно-расчетные системы (ИРС), используемые при подготовке службой РЭБ предложений по организации радиоэлектронной борьбы для включения их в решение командующего и при последующей разработке плана РЭБ в операции (боевых действиях).

В интересах Сухопутных войск в 1950-1970 гг. самые масштабные работы велись по созданию средств подавления радиосвязи в системах управления войсками противника, а в интересах Войск ПВО страны – по созданию средств подавления бортовых РЛС систем разведки и прицельного бомбометания самолетов противника.

В начале 1950-х гг. на вооружение отдельных радиобатальонов СНПЕЦНАЗ (орб СН) Сухопутных войск поступили станции помех КВ радиосвязи Р-325 и станции помех УКВ радиосвязи Р-330А, разработанные в 16 ЦНИИС МО под научным руководством Морозова А.Н. и Усика В.А. В 1970-е гг. с участием сотрудников 5 ЦНИИИ МО, Тамбовского НИИ радиотехники «Эфир» и Харьковского завода «Протон» разработаны станции помех нового поколения Р-325У, Р-378Б и Р-330Б, а Владимирским КБ радиосвязи – станция помех авиационной УКВ радиосвязи Р-934 (главный конструктор – Морозов В.В.), в которых предусмотрены цифровые методы и устройства обработки информации и формирования адаптивных помех.

В 1990-е гг. в связи с внедрением в системы тактического звена управления (ТЗУ) вероятного противника высокозащищенных от помех каналов КВ и УКВ радиосвязи, работающих в режиме адаптации и телекодовых сообщений, Тамбовским заводом «Революционный труд» под руководством генерального директора Гребенюка Л.В. разработаны и запущены в серийное производство автоматизированные станции помех КВ и УКВ радиосвязи, в которых предусмотрено автоматическое (с использованием специализированных ПЭВМ) определение рабочей частоты, основных параметров принимаемых сигналов, координат источников радиоизлучения и, что самое важное, автоматическое формирование адаптивных помех, обеспечивающих подавление каналов наземной и авиационной радиосвязи с псевдослучайной перестройкой рабочей частоты (ППРЧ), а также коротких телекодовых сообщений. В целях повышения оперативности развертывания и боевого применения в этих станциях помех впервые применены автоматизированные телескопические антенно-мачтовые устройства с электрическим приводом для подъема и установки мачт.

В 1970-1980-е гг. в состав частей РЭБ Сухопутных войск поступили также вертолетные станции помех радиорелейной связи «Шахта-1» (главный конструктор – Данищенко И.Я.), станции помех спутниковой связи Р-949 (главный конструктор – Рыжов Е.И.), станции помех радионавигационным системам Р-338 («Кедр»), а также станции помех радиовзрывателям СПР-1 и СПР-2 (главные конструкторы – Харлампиев В.Х. и Лопатин В.Г.).

В целях защиты военной и специальной техники, важных объектов от их обнаружения и огневого поражения самолетами противника в 1950-е гг. в составе Сухопутных войск и Войск ПВО страны началось формирование частей и подразделений РЭБ, на вооружении которых поступили станции помех радиолокационным бомбоприцелам СПБ-1 и СПБ-5, разработанные сотрудниками НИИ-108. В 1960-е гг. в НИИ АПП (Ростов-на-Дону) были разработаны и Брянским электромеханическим заводом серийно выпускались станции помех СПБ-7, для управления которыми впервые разработана подвижная система автоматизированного целераспределения и управления АЦУ-7П (главный конструктор – Арюпин В.Д.).

В связи с появлением новых типов самолетных РЛС, в том числе станций бокового обзора, обеспечения полетов на малых высотах, управления бортовым оружием и многофункциональных РЛС, в 1980-е гг. в НИИ АПП и ВНИИ «Градиент» были разработаны: станции ответных однократных имитирующих помех СПО-10, обеспечивающих увод ракет с ПРГС от наземных объектов (главный конструктор – Воробей Г.К.); станции мощных помех СПН-30 для подавления всех типов самолетных РЛС, станции мощных шумовых помех СПН-2,-3,-4 (главный конструктор – Перунов Ю.М.). В те же годы для подавления РЛС дальнего обнаружения (типа E-3 Sentry и E-2 Hawkeye) была разработана станция помех типа «Пелена-1».

Не менее значительными были ОКР в интересах РВСН и ВМФ. Все межконтинентальные баллистические ракеты в 1970-1980-е гг. оснащались комплексами средств преодоления (КСП) ПРО. За их разработку Государственной премии СССР удостоены главные конструкторы ЦНИРТИ Герасименко В.М., Пономарев Н.Г. и Спиридонов Ю.А. В составе ВМФ все боевые надводные корабли и подводные лодки были оснащены комплексами РЭП групповой, индивидуальной и индивидуально-взаимной защиты.

Апогей развития техники РЭБ в ВС СССР приходится на середину 1980-х гг., когда в составе Сухопутных войск насчитывалось более 100 различных частей РЭБ. В составе фронтового комплекта были предусмотрены: оп РЭБ-НК, оп РЭБ-С, овэ РЭБ на базе станций помех радиорелейной связи «Шахта-1», отдельная эскадрилья дистанционно пилотируемых летательных аппаратов (ДПЛА) РЭБ, узел комплексного технического контроля. В армейском комплекте предусмотрены об РЭБ-Н (на самостоятельном направлении – оп РЭБ-НС), в мотострелковой, танковой и дивизии ВДВ – об РЭР и РЭБ. В составе каждой мотострелковой, танковой и бригады ВДВ предусмотрена отдельная рота РЭБ.

В составе ВВС в 1983-1984 гг. сформированы: два отдельных авиаполка РЭБ ВА ВГК, в том числе один полк на самолетах Су-24М и один полк на самолетах МиГ-25БМ с ракетами X-58У класса «воздух-РЛС», восемь отдельных вертолетных эскадрилий РЭБ на вертолетах Ми-8ППА и Ми-8СМВ. В составе ВМФ в те годы было шесть полков РЭБ, в том числе по одному полку в составе каждого из четырех флотов, один полк в составе Камчатской флотилии и отдельный авиаполк РЭБ в составе Авиации флота.

К сожалению, в тяжелые 1990-е гг. в обстановке системного кризиса, одним из следствий которого стали сокращения Вооруженных Сил, были расформированы полки РЭБ во всех видах ВС РФ, штатные эскадрильи РЭБ в бомбардировочных авиаполках фронтовой и дальней авиации, в два раза сокращено количество отдельных вертолетных эскадрилий РЭБ во фронтовой авиации. Свертывались органы РЭБ в штабах объединений и соединений. В результате потенциал РЭБ Вооруженных Силах резко снизился.

Потребовалось 20-25 лет настойчивой работы, чтобы исправить тяжелое состояние радиоэлектронной борьбы в Вооруженных Силах РФ. При этом пришлось преодолевать устаревшие взгляды некоторых оппонентов-ученых, которые, не приводя убедительных аргументов, в открытой периодической печати объявляют «глубоким заблуждением» само понятие РЭБ.

Однако результаты боевого применения средств РЭБ в локальных войнах и вооруженных конфликтах четырех последних десятилетий свидетельствуют о несостоятельности таких заявлений. В частности, во время арабо-израильской войны 1973 г. была продемонстрирована высокая эффективность отечественных средств РЭБ, особенно станций помех «Смальта», с помощью которых были подавлены радиолокационные средства наведения израильских зенитных ракет Hawk. В результате группа в составе 120 сирийских самолетов советского производства потеряла от огня ПВО лишь один самолет (0,8%). В 1980-е гг. во время войны в Афганистане благодаря применению оптико-электронных помех (в сочетании с другими средствами РЭБ) в семь-восемь раз были снижены потери авиации 40-й Армии от ПЗРК, использовавшихся душманами.

Полезные уроки извлечены и из опыта радиоэлектронной борьбы в ходе операции по принуждению Грузии к миру в августа 2008 г. К таким урокам относятся: слабая организация разведки, отсутствие самолетов-разведчиков, способных вести детальную радиотехническую разведку в реальном масштабе времени с высокой точностью определения координат РЛС; запоздалое (на целые сутки и только после вмешательства командования ВВС) применение авиационных частей РЭБ; отсутствие средств РЭП групповой защиты авиации из боевых порядков; действия ударной авиации только под прикрытием групповых средств защиты из зон барражирования вертолетами-постановщиками помех Ми-8ППА и Ми-8СМВ-ПГ, а также самолетами-постановщиками помех Ан-12ПП; несовпадение диапазонов частот ПРГС ракет «воздух-РЛС» и поражаемых РЛС ЗРК (советского производства) системы ПВО Грузии.

Следует надеяться, что некоторые отмеченные выше недостатки приведут к решению важных организационных задач в области РЭБ. На наш взгляд, к таким задачам относятся: восстановление кафедры РЭБ в составе Военной академии Генерального штаба с целью подготовки высококвалифицированного командно-штабного состава для объ-единений Вооруженных Сил РФ; восстановление в главкоматах видов ВС подразделений, заказывающих технику РЭБ; расширение штатной численности специалистов РЭБ в штабах объединений ВС; укрепление головной роли Федерального НИИЦ РЭБ, для этого требуется вывод его и состава Военного учебно-научного центра ВВС.

Согласно существующим взглядам, в качестве наступательных составляющих РЭБ рассматриваются: радиоэлектронное подавление систем управления войсками (силами) и оружием противника с помощью активных и пассивных помех, ложных целей, ловушек, компьютерных вирусов и антивирусов, т.е. хакерских акций; поражение радиоэлектронных объектов противника авиационными и артиллерийскими боеприпасами с пассивными радиоэлектронными головками самонаведения (ПРГС). Как свидетельствует зарубежный опыт, а также работы отечественных ученых и конструкторов, качественно новым средством радиоэлектронного поражения, резко усиливающим наступательные составляющие РЭБ, может стать электромагнитное и лазерное оружие, предназначенное для поражения как радиоэлектронных, так и нерадиоэлектронных объектов. Важной частью системы вооружения являются также беспилотные аппараты РЭБ, благодаря применению которых существенно расширяется масштаб бесконтактных боевых действий, достигается снижение потерь пилотируемых комплексов РЭБ и потребного количества некоторых наземных средств РЭБ.

Оборонительную составляющую радиоэлектронной борьбы представляет собой радиоэлектронная защита объектов ВВСТ, включающая снижение их заметности, защиту от средств РЭП, от боеприпасов с ПРГС и электромагнитного оружия противника, а также от взаимных помех радиоэлектронных средств. На службу РЭБ возложены такие важные задачи радиоэлектронной защиты, как обеспечение электромагнитной совместимости (ЭМС) радиоэлектронных средств и распределение радиочастот. Основные же функции радиоэлектронной защиты систем управления своими войсками и объектов ВВСТ, естественно, выполняются органами управления (штабами) родов войск, специальных войск и служб, на вооружении которых находятся соответствующие радиоэлектронные средства.

Важной составной частью радиоэлектронной борьбы является радиоэлектронная разведка, включающая обнаружение, идентификацию, определение местоположения источников радиоизлучения, параметров электромагнитных сигналов и степени их угрозы. Эти разведданные используются не только службой РЭБ, вместе с другими сведениями о противнике и о своих войсках, но и командованием воинских формирований при подготовке и в ходе боевых действий любого масштаба.

В связи с возрастающим потенциалом современных средств РЭБ и особенно авиационных и морских носителей средств радиоэлектронного поражения, действующих непосредственно в боевых порядках основных ударных сил, радиоэлектронная борьба из вида оперативного и боевого обеспечения все более трансформируется в вид боевых действий. С учетом этих соображений и назревшей необходимости восстановления численности частей РЭБ по инициативе руководства Генерального штаба в наших Вооруженных Силах на базе сохранившихся и вновь созданных частей РЭБ в 2009 г. сформированы войска радиоэлектронной борьбы. Поскольку эти войска вооружены свойственными только им средствами радиоэлектронного поражения (средствами РЭП, ракетами «воздух-РЛС», а в перспективе электромагнитным оружием), то, в соответствии с известными положениями нашего оперативного искусства, имеются основания рассматривать войска РЭБ не в качестве специальных войск, а в качестве нового рода войск. В отличие от существующих специальных, например, железнодорожных и войск связи, войска РЭБ предназначены не для обеспечения боевых действий родов войск, а для взаимодействия с ними в целях ведения боевых действий, например, в форме радиоэлектронных ударов.

Авторы труда убедительно констатируют, что вслед за массовой радиоэлектронизацией и компьютеризацией войск в армиях развитых стран появились единые глобальные интегральные информационно-управляющие системы объединений (армий, флотов, фронтов), основу которых составляют формируемое единое информационно-коммуникационное пространство, интенсивно внедряемые системы подготовки и принятия решений (СППР) на базе «искусственного интеллекта», а также экспертные системы. Их основная задача – ставшее возможным полномасштабное информационное обеспечение боевых действий каждого из объединений (армии, флота, фронта) в целом.

Примером глобальной системы боевого управления (СБУ) является американская система С-41, разработанная в соответствии с концепцией «сетецентрической войны» и обеспечивающая, согласно оценке зарубежных экспертов, высокую устойчивость управления боевыми действиями в масштабе времени, близком к реальному, и во всех звеньях управления. Борьба с глобальными системами управления только путем их радиоэлектронного подавления становится малоэффективной и даже бессмысленной. Для обеспечения успешного противодействия таким СБУ требуются перспективные высокоточные средства радиоэлектронного поражения (включая ЭМО и другие виды нового оружия), а также современные информационно-управляющие (по существу сетецентрические) системы объединений (армий, флотов, фронтов), в которых благодаря интеграции средств поражения, пунктов управления (включая органы управления РЭБ) и единой информационно-коммуникационной сети предусматривается возможность в реальном или близком к нему масштабе времени контролировать ход боевых действий, а руководителю любого уровня в пределах своей компетенции в любой момент времени предоставляется возможность принимать решение о средствах и способах боевых действий, в том числе о применении адаптивных средств и способов ведения радиоэлектронной борьбы.

Войска РЭБ были созданы для военного времени. В мирное время главная их задача – боевая подготовка. Реальная же радиоэлектронная борьба в мирное время ведется в форме противодействия иностранным техническим разведкам. В последнее время обострилась проблема информационного противоборства (ИПБ). Многими военными специалистами высокоразвитых государств информационная сфера рассматривается как сфера боевых действий не только в военное, но и в мирное время, предлагаются новые оперативно-тактические категории, такие как кибервойна, кибервойска, наступательные, оборонительные и специальные информационные операции. Ученые из Академии военных наук, Военной академии Генерального штаба ВС РФ и некоторые руководители Минобороны РФ предлагают создание кибервойск и даже нового вида Вооруженных Сил (киберкомандования стратегического масштаба и киберкомандований в составе видов Вооруженных Сил). То есть предлагаются радикальные, но пока недостаточно обоснованные преобразования.

Вместе с тем, в связи с необходимостью нейтрализации информационных угроз и укрепления информационного суверенитета страны, представляются актуальными опубликованные в 2013 г. предложения наших ученых и руководителей военного ведомства о завоевании информационного превосходства над возможными противниками, соперниками и конкурентами как в военное, так и в мирное время. С этой целью предполагается в составе Вооруженных Сил иметь специальные формирования, которые по сравнению с войсками РЭБ будут решать более широкий круг задач с применением разнообразных технических средств и способов информационного воздействия как на противостоящие системы неприятеля (путем подмены и искажения информации, т.е. дезинформационных и диверсионных действий), так и на собственные системы военного и государственного управления, общественно-политические организации, бизнес-сообщества и средства массовой информации. В составе Генерального штаба наряду с Управлением начальника войск РЭБ могут быть дополнительно созданы руководящие структурные подразделения, выполняющие функции ИПБ и в мирное и в военное время.

Для решения задач ИПБ в мирное время представляется целесообразным в составе существующих войск РЭБ сформировать дополнительно киберподразделения на базе средств компьютерного радиоэлектронного подавления (КРЭП) и специальные подразделения на базе электромагнитного оружия нелетального действия.

Вместе с регулярным поступлением в войска новых средств, комплексов и систем РЭБ значительно возрастает роль и ответственность службы РЭБ в деятельности командующих (командиров) и штабов объединений и соединений ВС в период подготовки и в ходе операций (боевых действий). При подготовке любой операции в решении командующего объ-единением на основе предложений службы РЭБ по существу формулируется замысел дезорганизации систем управления войсками (силами) и оружием противника путем их радиоэлектронного поражения, соответствующие задачи ставятся подчиненным соединениям и частям. Важную часть работы штаба объединения при планировании РЭБ в операции занимают оперативно-тактические расчеты по определению необходимого наряда сил и средств РЭБ, их размещение в оперативно-тактическом построении объединения, организация управления и взаимодействия с основными силами.

Учитывая эти обстоятельства, включая возможности существующих и перспективных средств РЭБ и ВВСТ, создаваемых на основе достижений современной электромагнитной энергетики, имеются основания ожидать, что при грамотном планировании и применении средств РЭБ ход и исход операций (боевых действий) будет во многом определяться потенциалом войск РЭБ, от которого существенно зависит боеспособность Вооруженных Сил. Поэтому первостепенное значение приобретает приоритетное (на базе новейших технологий) развитие средств, комплексов и систем РЭБ, соответствующее финансирование НИР, ОКР и целевых программ, касающихся производства, испытаний, оснащения войск современными средствами РЭБ, формирования необходимой численности частей РЭБ и организации учебно-боевой подготовки личного состава.


 

НОВОСТИ

На Судостроительной фирме «Алмаз» в Санкт-Петербурге состоялась закладка сразу трех кораблей для Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ.
Зеленодольский завод им. А.М. Горького отправил на Балтику очередной противодиверсионный катер проекта 21980 «Грачонок» разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Завершены испытания нормобарических скафандров разработки компании «Дайвтехносервис», создающих водолазу на большой глубине атмосферные «земные» условия.
Производственный цех нижегородского ЦКБ по СПК им. Р.Е. Алексеева спустил на воду и начал испытания рабоче-разъездного катера 21770 «Катран» разработки ЦМКБ «Алмаз».
Городецкая Судоремонтно-судостроительная корпорация (ССК) из Городца Нижегородской области передала Северному флоту плавучий тяжелый железобетонный причал ПЖТ-86 проекта 16181.
На Ленинградском судостроительном заводе «Пелла» спущен на воду рейдовый буксир РБ-393 проекта 90600, построенный для Военно-морского флота РФ.
Тихоокеанский флот получил гидроакустические приборы для защиты кораблей, подводных лодок и морских баз от торпед и субмарин противника.
На рыбинском судостроительном заводе «Вымпел» спущен на воду головной малый гидрографический катер проекта 21961 разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Министерство обороны РФ заказало 55 гидроакустических комплексов (ГК) «Кряква» для ВМФ РФ.
Рыбинский судостроительный завод «Вымпел» спустил на воду второй, третий и четвертый патрульные катера проекта 12150 «Мангуст» разработки ЦМКБ «Алмаз» программы 2017 года.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100