Ракеты для растущего зонтика
США ускоряют темпы создания системы противоракетной обороны

Запоздавшее на полгода сообщение о первом пуске противоракеты SM-3 block 2A, объявление японского кабинета министров об отказе от действовавшей около 40 лет политики запрета на экспорт оружия и военных технологий, ввод в строй испытательного комплекса в Арсенале Редстоун и расширение завода по сборке головных ступеней противоракет в Туксоне, первый пуск с построенного на Гавайях испытательного комплекса Aegis Ashore и, наконец, первое удачное за последние шесть лет испытание противоракеты GBI – такой набор событий, произошедших только в течение марта-июня 2014 г., говорит о том, что темпы работ по созданию противоракетной обороны в США вернулись ко временам программы «звездных войн».

Владимир КОРОВИН

Шесть лет назад, после визита в Москву президента США, американцы, исходя из озвученных российской стороной доводов и протестов, отказались от строительства в Европе третьего позиционного района ПРО c двухступенчатыми противоракетами GBI. Впрочем, Россия не осталась в долгу, прекратив возражать в ООН против санкций в отношении Ирана, назначенного американцами «плохим парнем», а также отказавшись от продажи в эту страну системы ПВО С-300. Однако формальный отказ от развертывания в Европе противоракет GBI скрывал лишь тактическую перегруппировку – 17 сентября 2009 г. Барак Обама выдвинул план поэтапного адаптивного подхода к созданию европейской ПРО, который в ноябре 2010 г. был одобрен на саммите НАТО в Лиссабоне.

Противоракета SM-3 block 2A.

В соответствии с этим планом основной упор был сделан на систему, разворачиваемую в Средиземном, Балтийском и Черном морях, а также на территории ряда европейских государств. Она включает в свой состав противоракетные средства, обладающие высокими показателями по критерию эффективность/стоимость и значительным модернизационным потенциалом, в первую очередь – противоракеты SM-3 в вариантах корабельного и наземного базирования.

В проекте бюджета агентства по ПРО Министерства обороны США на 2011 ф.г. ассигнования на разработку и испытания SM-3 наземного варианта базирования были впервые выделены в отдельную строку. В течение последующих пяти лет на эти цели, а также создание необходимой инфраструктуры предусматривалось израсходовать около $1 млрд. При этом руководство агентства по ПРО постоянно подчеркивало, что проектом наземного варианта SM-3 предполагается сопряжение уже существующих и, по мнению американских специалистов, доказавших свою эффективность в ходе испытаний компонентов.

Летные испытания SM-3 наземного базирования было намечено проводить на Тихоокеанском ракетном полигоне (Гавайские острова), где в 2011 г. началось строительство специальной стартовой площадки.

Реализация планов адаптивного подхода не подверглась какой-либо корректировке даже после того, как удалось достичь соглашения по ядерной программе с Ираном, что по оценкам экспертов, выявило «несоответствие декларируемых задач ПРО и реальной обстановки». Более того, еще 3 мая 2012 г. спецпредставитель США по вопросам стратегической стабильности и ПРО Элен Тошер признала намерение США не отказываться от размещения ПРО даже в случае отсутствия угрозы со стороны Ирана.

На этом фоне в конце мая 2012 г. члены НАТО договорились об объединении различных средств альянса в промежуточную систему ПРО, заявив о реализации первого этапа системы ПРО в Европе. Тогда же генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что Россия не может блокировать это решение, поскольку эта оборонительная система «не направлена против России и не будет подрывать ее стратегические силы сдерживания».

Через полтора года, 28 октября 2013 г. в румынском Девеселу началось строительство наземной базы ПРО – одного из центральных объектов второго этапа. Следует отметить, что тремя днями позже президент России упразднил существовавшую несколько лет рабочую группу по взаимодействию с НАТО в области ПРО – дальнейшие переговоры могли подтвердить лишь то, что все эти годы с Россией, по сути дела, никто и ни о чем не собирался договариваться.

Таким образом, к концу 2015 г., когда в Румынии заступит на боевое дежурство наземная система Aegis Ashore, точка невозврата будет пройдена. При этом многолетняя политическая работа американцев во всех направлениях практически убедила страны-участники НАТО в благородстве целей, заявленных для создаваемой системы.

Какие основные элементы составят Aegis Ashore? Поскольку головным подрядчиком по реализации этого проекта стала фирма Raytheon, то неудивительно, что ею предложено использовать элементы корабельной установки вертикального пуска Мк41, созданные более 30 лет назад. Причем в качестве одного из вариантов Raytheon рассматривалось размещение ракет на наземных мобильных пусковых установках.

В соответствии с решением, принятым для реализации, в составе пусковой установки Aegis Ashore в едином стационарном модуле будут находиться восемь пусковых контейнеров (в два ряда по четыре ТПК). Эти ТПК (длина 6,7 м, размер основания 63,5х63,5 см) выполнены из гофрированной стали и способны выдержать внутреннее давление до 0,275 мПа. Они имеют верхнюю и нижнюю мембранные крышки, систему клапанов орошения в верхней части для подачи при необходимости воды, штекерные разъемы для подачи электроэнергии, электрические кабели, стабилизирующие и крепежные устройства и пр. Верхняя мембранная крышка изготовлена из пропитанного каучуком стекловолокна, обеспечивает защиту ракеты от воздействия ударной волны, возникающей при пуске соседней ракеты. Нижняя мембранная крышка выполнена в виде четырех лепестков, раскрывающихся создающимся в ТПК давлением при запуске двигателя ракеты. Абляционное покрытие внутренней поверхности ТПК обеспечивает проведение до восьми пусков ракет.

В состав системы пуска ракет входит аппаратура управления последовательностью операций, механизм открытия и закрытия крышек, блок энергопитания. В нижней части ПУ находится камера для истекающих газов, которые по газоотводному каналу выбрасываются наружу над пусковой установкой. Камера и газоотводный канал имеют абляционное покрытие, выполненное из плиток фенольного волокна, армированных хлоропреновым каучуком.

Январь 2015 г., завершение строительства наземной базы ПРО в Девеселу.

Как отмечали специалисты Raytheon, для подготовки наземной стартовой позиции на основе Мк41 необходимо от трех месяцев до одного года.

Для информационно-разведывательного обеспечения применения наземного варианта SM-3 намечено задействовать многофункциональные РЛС: корабельную AN/SPY-1 и мобильную AN/TPY-2, предназначенные для обнаружения, распознавания и сопровождения баллистических целей на среднем и конечном участках траектории полета, наведения противоракет, оценки результатов их стрельбы, а также для выдачи целеуказания другим информационно-разведывательным средствам ПРО.

РЛС AN/SPY-1 S-диапазона, используемая в составе корабельной системы Aegis, имеет максимальную дальность действия до 650 км и дальность обнаружения баллистической цели с величиной ЭОП порядка 0,03 м2, по разным оценкам, от 310 до 370 км.

РЛС AN/SPY-2 Х-диапазона, используемая в составе противоракетного комплекса сухопутных войск THAAD, имеет максимальную дальность действия до 1500 км. Дальность обнаружения и распознавания этой РЛС баллистических целей с величиной ЭОП порядка 0,01 м2, по оценкам составляют, соответственно, 870 км и 580 км.

В качестве пунктов управления огнем разработчики Aegis Ashore предусматривают использовать КП системы THAAD, который включает в себя размещенные на шасси многоцелевых автомобилей повышенной проходимости кабины боевого управления и управления пуском.

Основными задачами третьего этапа развертывания системы ПРО, выполнение которого намечено на 2018 г., является строительство наземной базы Aegis Ashore в Польше, а также усовершенствование средств, развернутых при реализации второго этапа в Румынии. Кроме того, к 2018 г. планируется запустить орбитальную систему слежения PTSS (Precision Tracking Space System) и воздушный комплекс инфракрасного обнаружения ABIR (Airborne Infrared). В частности, планируется иметь три боевых авиапатруля с четырьмя средневысотными многоцелевыми беспилотными летательными аппаратами MQ-9, оснащенных такой аппаратурой, которые, по оценкам, смогут одновременно отслеживать до нескольких сотен ракет.

Схема построения наземной базы ПРО в Девеселу.

К этому же времени к наземному способу базирования планируется адаптировать и противоракеты SM-3 block 2А, разработку которых с 2006 г. США ведут совместно с Японией. Как отмечается, они смогут перехватывать баллистические ракеты на восходящем (до начала разведения боеголовок) и нисходящем участках траектории, на дальностях до 1000 км и высотах 70-500 км.

Основную роль в этой работе, затраты на которую могут достичь $1,5 млрд. (а стоимость первых образцов ракет – $37 млн.) играют американская компания Raytheon и японская Mitsubishi Heavy Industries. Последняя разрабатывает створчатый носовой обтекатель, двигательные установки второй и третьей ступеней, усовершенствованную ГСН и конструкцию самонаводящейся боевой ступени. Raytheon изготавливает боевую ступень, а еще одна американская фирма – Aerojet изготавливает первую ступень ракеты, основой для которой является твердотопливный двигатель Мк72, используемый во всех вариантах SM-3.

Основным внешним отличием SM-3 Block 2A является постоянный по всей длине ракеты диаметр – 533 мм, максимально допускаемый для ее размещения в УВП Мк.41.

В конце октября 2013 г. состоялась успешная защита проекта противоракеты. Немалую роль в этом успехе сыграло то, что 24 октября 2013 г. на полигоне Уайт Сэндс был выполнен первый испытательный пуск SM-3 Block 2A. Интересно, что сообщение о нем появилось лишь в начале апреля 2014 г., после того как японский кабинет министров объявил об отказе от политики запрета на экспорт оружия и военных технологий, действовавшей около 40 лет. Подобное заявление избавило фирму Mitsubishi от возможных политических скандалов.

Какие же результаты показал первый пуск SM-3 Block 2A? Как сообщил директор программы Митч Стевисон, «испытание показало, что заметно потяжелевшая  ракета может быть безопасно запущена с использованием существующего стартового двигателя Мк72 из вертикальной пусковой установки Мк41, которая будет использоваться для запуска ракеты с корабля и на берегу».

Проанализировав полученные результаты, 13 марта 2014 г. представители Raytheon сообщили, что фирма готовится представить в Агентство по ПРО предложение о начале изготовления первой серии из 22 ракет SM-3 Block 2A до выполнения первого полномасштабного летного испытания.

Рубка с РЛС информационно-разведывательного обеспечения наземной базы ПРО представляет собой подобие надстройки крейсера УРО типа Ticonderoga с системой AEGIS.

Тогда же, подкрепляя это предложение, Raytheon распространила информацию о вводе в строй нового автоматизированного испытательного комплекса площадью 6,5 тыс. м2, расположенного неподалеку от Арсенала Редстоун, где годом ранее на новом заводе Raytheon началось производство ракет SM-3 Block 1В и SM-6. Как было отмечено, создание этого центра позволит «увеличить пропускную способность завода на 30%».

Вслед за этим Raytheon сообщила о начале расширения своего завода в Туксоне, где с 2002 г. ведется изготовление боевых ступеней противоракет SM-3 и GBI. При этом намечается увеличить почти на 600 м2 размеры особо чистых помещений, где выполняются наиболее ответственные сборочные операции. Давая интервью об этом Вик Вагнер, руководитель отделения Raytheon, занимающегося перспективными средствами кинетического поражения, отметил, что «чистота является ключом к успеху, потому что оптика и датчики самонаводящихся боевых ступеней должны быть абсолютно чистыми. Нам приходится решать гораздо более сложную задачу, чем изготовителям чипов – они защищают от пыли плоские пластины, а нам следует обеспечивать чистоту трехмерных объектов. На заводе создана уникальная инфраструктура, здесь имеются помещения трех уровней чистоты, в которых находятся датчики, измеряющие давление воздуха, влажность и количество в нем частиц пыли. За состоянием помещений ведется постоянный контроль, осуществляется их очистка с помощью различных средств, в том числе и спиртовых салфеток, а в некоторых лабораториях стоят насосы, заменяющие воздух каждые 27 сек. Соответствующую обработку проходит и каждый инструмент, с помощью которых ведется сборка. Однако уникальны не только техника и уровни чистоты, но и работающие здесь люди, занимающиеся по несколько десятилетий совершенствованием технологий создания таких аппаратов. Подобными специалистами не располагает ни одна фирма в мире».

В соответствии с намеченными к настоящему времени планами, первую попытку перехвата баллистической цели с помощью SM-3 Block 2A планируется выполнить к сентябрю 2016 г., на два года позже, чем ожидалось на начальных этапах создания ракеты. В целом, до 2018 г., перед принятием решения о начале ее развертывания, планируется осуществить четыре таких испытания. К этому же времени ожидается и решение вопроса о масштабах развертывания этих ракет. Так, в качестве мест их вероятного размещения в составе стартовых позиций наземных систем Aegis Ashore, наряду с Румынией и Польшей рассматриваются также Чехия и Турция, возможность их включения в состав своей национальной ПРО изучается в Израиле. Несомненно, что немалая часть наиболее мощных SM-3 поступит и в ВМС США.

В настоящее время в списочном составе американского флота числятся 22 крейсера типа Tikonderoga и 62 эсминца типа Arleigh Burke, оснащенных системой Aegis, около 30 из которых модернизированы для решения задач ПРО. По планам, количество кораблей ВМС США, способных решать задачи ПРО, к 30 сентября 2015 г. должно достигнуть 33 единиц, а к середине 2019 г. – 43.

Однако новые противоракеты SM-3 смогут размещаться не только на американских кораблях. Еще в июле 2004 г. США подписали с Австралией меморандум о сотрудничестве в сфере ПРО сроком на 25 лет, результатом чего стало оснащение системами Aegis трех эскадренных миноносцев ВМС Австралии. В ВМС Японии с 2005 г. реализуется программа оснащения четырех эсминцев УРО типа Kongo модернизированной для решения задач ПРО системой Aegis (версии 3.6.1 и 4.0.1) и противоракетами SM-3 block 1А и 2А. В ВМС Республики Корея системой Aegis оснащены три эсминца проекта KDX-III.

Что касается европейских флотов, то Уэс Крамер, вице-президент отделения Raytheon, в интервью журналу «Aviation Week», сообщил, что британские и французские корабли будут исключены из этих планов из-за несовместимости их средств запуска с американской ракетой и, напротив, SM-3 могут быть размещены на датских, голландских и немецких кораблях.

При этом практически нигде и никем не затрагивается тема реализации иных возможностей разворачиваемой на основе ракет SM-3 системы ПРО.

Следует отметить, что еще в 1998 г. на базе ракеты SM-2 Block II/III (собственно, именно она и стала основой для будущей SM-3) началась разработка ракеты SM-4 (RGM-165), предназначенной для нанесения ударов по наземным целям (Land Attack Standard Missile – LASM) с целью принятия ее к 2004 г. на вооружение.

SM-4 оснастили инерциальной системой наведения, корректируемой по сигналам спутниковой навигационной системы GPS. Ракету помимо штатной осколочно-фугасной боевой части можно было оснастить и боевой частью проникающего типа. По замыслу разработчиков из Raytheon такая ракета при запуске с корабля могла бы сыграть большую роль при нанесении ударов с моря на глубину до 370 км, обеспечивая гибкую точечную огневую поддержку американской морской пехоты.

Испытания SM-4 полностью подтвердили ее способность к выполнению этих задач и ВМС США рассчитывали получить до 1200 таких ракет и достичь к 2003 г. начальной эксплуатационной готовности. Однако в 2003 г. программа была остановлена под предлогом отсутствия финансирования. Впрочем, именно в этом году Raytheon впервые заявила о начале работ над вариантом ракеты SM-3 наземного базирования, а в 2010 г. появилось сообщение, что на базе SM-3 Block IIA планируется создать ударную систему большой дальности ArcLight.

Как отмечалось, маршевые ступени этой ракеты будут разгонять до гиперзвуковых скоростей планирующий аппарат, который сможет пролететь до 600 км и доставить к цели боеголовку массой 50-100 кг. Общая дальность полета всей системы может составить 3800 км, причем на этапе самостоятельного полета гиперзвуковой планер полетит не по баллистической траектории, получив возможность маневрирования для высокоточного наведения на цель.

Благодаря унификации с SM-3 система ArcLight может быть размещена в вертикальных пусковых установках Мк41, как на кораблях, так и на суше. Более того, пусковые установки могут быть смонтированы, например, в стандартных морских контейнерах, транспортируемых торговыми судами, грузовыми автомобилями, могут быть размещены в любом транспортном терминале или просто на складе.

Впрочем, за несколько лет, прошедших с момента появления информации о проекте ArcLight, какого-либо дополнительной информации или анализа возможности его реализации так и не появилось. Поэтому остается открытым вопрос о том, является ли этот замысел США способом без лишнего шума выйти де-факто из Договора по ракетам средней и меньшей дальности, или традиционным для времен «холодной» войны вбросом «горячей» информации.


 

НОВОСТИ

На Судостроительной фирме «Алмаз» в Санкт-Петербурге состоялась закладка сразу трех кораблей для Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ.
Зеленодольский завод им. А.М. Горького отправил на Балтику очередной противодиверсионный катер проекта 21980 «Грачонок» разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Завершены испытания нормобарических скафандров разработки компании «Дайвтехносервис», создающих водолазу на большой глубине атмосферные «земные» условия.
Производственный цех нижегородского ЦКБ по СПК им. Р.Е. Алексеева спустил на воду и начал испытания рабоче-разъездного катера 21770 «Катран» разработки ЦМКБ «Алмаз».
Городецкая Судоремонтно-судостроительная корпорация (ССК) из Городца Нижегородской области передала Северному флоту плавучий тяжелый железобетонный причал ПЖТ-86 проекта 16181.
На Ленинградском судостроительном заводе «Пелла» спущен на воду рейдовый буксир РБ-393 проекта 90600, построенный для Военно-морского флота РФ.
Тихоокеанский флот получил гидроакустические приборы для защиты кораблей, подводных лодок и морских баз от торпед и субмарин противника.
На рыбинском судостроительном заводе «Вымпел» спущен на воду головной малый гидрографический катер проекта 21961 разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Министерство обороны РФ заказало 55 гидроакустических комплексов (ГК) «Кряква» для ВМФ РФ.
Рыбинский судостроительный завод «Вымпел» спустил на воду второй, третий и четвертый патрульные катера проекта 12150 «Мангуст» разработки ЦМКБ «Алмаз» программы 2017 года.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100