Виктор Тихомиров – основатель одной из лучших отечественных школ радиолокации
Одна из самых значимых заслуг Виктора Тихомирова – создание всемирно известной «тихомировской» школы авиационных и противовоздушных специалистов по радиолокации

В 2020 году исполняется 65 лет событию, сыгравшему огромную роль в становлении отечественной школы радиолокации – 1 марта 1955 г. в соответствии с Постановлением Правительства №2436-1005 от 18 сентября 1953 г. «О создании филиала НИИ-17 с базированием на территории ЛИИ им. М.М. Громова» была создана новая организация. Именно эта дата считается днем основания НИИ приборостроения, ныне носящего имя В.В. Тихомирова –  основателя и первого руководителя предприятия.

Иван КАРЕВ

Сегодня НИИП имени В.В. Тихомирова (входит в состав Концерна ВКО «Алмаз – Антей») – ведущий разработчик радиолокационных средств для самолетов фронтовой авиации и комплексов войсковой ПВО. На счету института, в частности, создание БРЛС для истребителей четвертого и пятого поколений Cу27СМ, Су-30МКИ, Су-30СМ, Су35С и Су-57, а также четырех поколений ЗРК серий «Куб» и «Бук».

В только что зарождавшуюся отрасль радиолокации Виктор Тихомиров пришел в 1938 г. 25-летним студентом Московского энергетического института. Он был назначен практикантом в московский НИИ-20 (ныне ВНИИРТ Концерна ВКО «Алмаз – Антей»), в авральном порядке разрабатывавшим для ПВО радиолокатор дальнего обнаружения самолетов противника. Опыт, накопленный Тихомировым в команде профессионалов, на тот момент был единственной возможностью глубоко проникнуть в новое дело создания РЛС. НИИ-20 со штатом в 250 инженеров был единственной организацией в СССР, разрабатывавшей РЛС для всей Красной Армии. В тот же период в Германии в области радиолокации работало семь фирм, насчитывавших в целом около 70 тысяч сотрудников.

В 1940 г. Тихомиров с отличием окончил МЭИ и был, естественно, распределен в НИИ-20, где уже числился одним из ведущих разработчиков РЛС РУС-2. А в феврале 1941 г. его назначили начальником лаборатории.

База отечественной радиотехники оставалась ужасающе слабой, не хватало элементарных приборов, оборудования. Тем не менее к началу войны РККА получила 10 комплектов двухкабинных РЛС на автомобильном шасси РУС-2 (радиоулавливатель самолетов).

Тогда же, в 1941 г., Виктора Васильевича как одного из ведущих радиоинженеров НИИ-20, а значит и всего СССР, назначают главным конструктором самолетной РЛС «Гнейс-2». Ему на тот момент не было и 30 лет!

Самолетными РЛС должны были комплектоваться тяжелые двухмоторные ночные истребители. Работа велась в бешеном темпе, а после начала Великой Отечественной вой­ны – еще и в условиях эвакуации и размещения института на совершенно неподготовленной площадке в Барнауле. С весны 1942 г. по май 1943 г. Виктор Тихомиров с группой разработчиков проводил войсковые испытания пятнадцати комплектов РЛС «Гнейс-2». Понятно, что это были испытания в условиях реальных боевых действий. В период Сталинградской битвы, а весной 1943 г. – под Ленинградом Тихомиров часто сам летал в качестве оператора РЛС, инструктировал экипажи истребителей. 16 июня 1943 г. постановлением ГКО РЛС «Гнейс-2» была принята на вооружение.

Именно в тяжелое военное время формировался «тихомировский» стиль работы. Даже, пожалуй, не работы, а жизни. Это и счастье, и беда таких людей – для них, кроме работы, не существует ничего. Это с ним осталось на всю жизнь, отлаживалось и оттачивалось – безумный темп, нечеловеческая работоспособность. Лучший отдых – смена деятельности на не менее напряженную. Заоблачная требовательность к себе и очень высокая – к другим.

Истребитель МиГ-17 с РЛС «Изумруд».

Темп деятельности Тихомирова в военные годы поражает: в качестве главного конструктора он занимается разработкой и освоением серийного производства бортовых РЛС «Гнейс-2», «Гнейс-2М», «Гнейс-5», «Гнейс-5С». По отзыву советских ВВС, станция «Гнейс-5», принятая на вооружение в 1945 г., по тактико-техническим характеристикам не уступала английской РЛС аналогичного назначения, а по дальности действия – превосходила ее.

Параллельно он участвовал в модернизации РУС-2 и создании станции наведения истребителей «Бирюза», на основе которой в 1944 г. в серийное производство была передана РЛС П-3 (главный конструктор М. Рязанский). П-3 и ее автомобильный вариант П-3А поставлялись ВС СССР более 10 лет.

Кремль. 1953 год. Председатель Президиума Верховного Совета СССР К.Е. Ворошилов вручает В.В. Тихомирову третью Сталинскую премию.

1 октября 1944 г. постановлением ГКО было создано Центральное конструкторское бюро №17 (ЦКБ17, НИИ-17, ныне – Концерн «Вега») специально для разработки самолетных РЛС. Виктор Тихомиров как один из ведущих специалистов в этой отрасли был переведен на новую фирму на должность ее научного руководителя. Первой задачей, поставленной перед НИИ-17, стало создание в сжатые сроки радиолокационного комплекса прицельного оборудования для стратегического бомбардировщика Ту-4. РЛК получил обозначение «Рубидий».

Непосредственно под руководством Тихомирова с начала 1948 г. проходила разработка двухантенной обзорной и прицельной станции «Изумруд», предназначенной для установки на истребители МиГ15 и МиГ-17. РЛС была принята на вооружение в 1952 г. и стала основой для создания в дальнейшем РЛС перехвата и прицеливания для других типов истребителей.

Энтузиазм Виктора Васильевича в работе поражал сотрудников НИИ-17, буквально заряжал их энергией. Для института в трудные послевоенные годы Тихомиров был словно знамя, за которым люди были готовы идти и в огонь и в воду. Поэтому не случайно, что в 1949 г., его назначили руководителем НИИ-17.

Еще до принятия станции «Изумруд» на вооружение военные поставили перед промышленностью новую сложную задачу – создать систему радиоуправления ракетами «воздух-воздух». «А то что же это получается, – было сказано Виктору Васильевичу, – твои «Изумруды» видят противника, а достать его не могут?»

БРЛС «Ураган-5Б».

Система ракетного вооружения истребителей-перехватчиков получила обозначение «К-5». Она изначально задумывалась как достаточно миниатюрное управляемое оружие. Более того, на относительно небольшом самолете предусматривалась установка четырех пусковых устройств с ракетами, что, по замыслу разработчиков, должно было обеспечивать достаточно высокую вероятность поражения цели. В первых отечественных системах «воздух-воздух» К-5 была применена система управления ракетами по лучу радиолокационной станции. Основное достоинство этих систем – предельно простая аппаратура ракеты. Основной недостаток – прямая зависимость величины промаха от точности углового сопровождения цели РЛС и дальности стрельбы.

В начале 1950-х гг. НИИ-17 под руководством В.В. Тихомирова приступил к поисковой НИР «Вираж» с перспективой создания самолетной РЛС нового поколения. Объем расчетов по этой теме оказался настолько велик, что Виктор Васильевич и его исполнители вынуждены были прибегнуть к использованию электронно-вычислительных машин, которые в 1952 г. еще только начали испытывать в Институте точной механики и вычислительной техники под руководством академика С.А. Лебедева.

В 1953 г. в связке с ИТМиВТ создавалась «опора и надежда» Виктора Васильевича – цифровая ЭВМ, вокруг которой и строилась вся концепция будущего бортового комплекса – многоканальной РЛС с системой автоматического наведения истребителей ПВО. Суть замысла состояла в том, чтобы обеспечить съем координат цели с обзорной РЛС в цифровом виде с возможностью сопровождения многих целей, а также с решением задачи автоматического наведения не на одну, а на несколько целей.

Научно-технический задел, наработанный по программе БРЛС «Ураган-5Б», был использован при создании перехватчика МиГ-25П.

Стратегию принципиально новой разработки главный конструктор НИИ-17 прокручивал непрерывно, чем бы ни занимался. Но реалии были таковы, что существовавшая на тот момент элементная база, составлявшая «начинку» ЭВМ, не позволяла втиснуть ее в габариты истребителя. И лишь позднее ключевые идеи, рождающиеся в то время, найдут практическое воплощение.

В октябре 1953 г. Тихомиров был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Это был беспрецедентный случай, чтобы такое звание дали человеку без единой ученой степени. Однако объем научных работ, вышедших из-под его пера, вполне позволял это сделать. Ведь Виктор Васильевич не удосужился оформить их в научные труды по одной простой причине – это отвлекло бы его от главной работы.

В течение всего 1954 г. нагрузка на Виктора Васильевича была колоссальной: он руководил опытно-конструкторскими работами под шифром К-15, работал над «Изумрудом», участвовал в запуске в серию комплекса с индексом «Ураган-5». Продолжая работать в столь напряженном режиме, Тихомиров укрепляется в мысли о необходимости полного перехода НИИ-17, перегруженного темами, к авиационно-радиолокационному направлению. Реальность была такова, что чрезмерное обилие и разнообразие работы в НИИ-17 уже не давало возможности Тихомирову нести привычную для него ответственность за каждый из участков работ, поэтому он выступил с предложением вывести приоритетные по значимости и срокам работы в отдельную структуру. И вот 18 сентября 1953 г. вышло постановление Совмина СССР, в соответствии с которым был создан филиал НИИ17 с базированием на территории ЛИИ имени М.М. Громова.

Станция управления, разведки и наведения ЗРК «Куб».

К моменту образования филиала НИИ-17 у коллектива под руководством Тихомирова были значительные успехи по разработке и внедрению в серийное производство радиолокационных прицелов для истребителя МиГ-15, а затем МиГ-17 – «Изумруд» (РП-1). Именно в этот период сложился тот коллектив Тихомирова, который в составе 379 человек в 1955 г. переехал в Жуковский в Филиал НИИ-17. Научному руководителю нового предприятия было всего 42 года, но он уже трижды был удостоен Сталинской премии.  Через год филиал был преобразован в ОКБ-15.

Первым успехом нового предприятия стало завершение разработки и принятие на вооружение в ноябре 1955 г. РЛС «Изумруд-2» в составе первой отечественной системы управляемых ракет класса «воздух-воздух» К-5 на истребителе МиГ-17.

В 1955 г. филиалу НИИ-17 была поручена разработка РЛС «Изумруд-2М» для системы вооружения К-5М истребителя МиГ-19. Работа в ОКБ-15 кипела. Создавались типовые узлы РЛС для повышения надежности и упрощения эксплуатации. На БРЛС «Ураган-5» было успешно реализовано совмещение обзорных и прицельных антенн. Тихомиров выступил с предложением по миниатюризации электрорадиоэлементов, что должно было привести к существенному снижению веса бортовых РЛС.

Первой полностью самостоятельной темой коллектива ОКБ-15 стала разработка локатора «Ураган-5Б» на новой элементной базе. При его создании были реализованы самые передовые на тот момент достижения радиолокации и радиоэлектроники. Предварительные испытания подтвердили заявленные высокие характеристики. Однако на рубеже 1960-х гг. работы по системе перехвата «Ураган-5Б» для высотного перехватчика Е-150 были отменены. Изменилась идеология построения системы ПВО, а самолет пока не мог ей соответствовать, в частности, реализовать длительный полет на сверхзвуке тогда еще было невозможно. Научно-технический задел по этой программе впоследствии был использован при создании перехватчика МиГ-25П.

Осенью 1957 г. Тихомирова вызвали к министру авиационной промышленности П.В. Дементьеву, который поздравил Виктора Васильевича с авторитетным назначением. В СССР впервые была учреждена должность «Генеральный конструктор авиатехники». Одним из первых 13 генеральных конструкторов, наряду с Сухим, Ильюшиным, Яковлевым, Микояном, Лавочкиным, Туполевым и известными разработчиками авиадвигателей, стал и В.В. Тихомиров, единственный приборист в этой великой команде.

Пуск с самоходной пусковой установки ЗРК «Куб.

В конце 1950-х в СССР была получена информация о создании в США маловысотного мобильного зенитного ракетного комплекса Hawk. Наметилось отставание в зенитном прикрытии Сухопутных войск, которого нельзя было допускать. И Виктору Тихомирову поручили решить эту задачу. «Что же вы ждете от меня, считай полжизни отдавшего чисто авиационной тематике?» – удивился он. Но, как оказалось, все именитые конструкторские коллективы – создатели ЗРК ПВО, уклонились от решения этой задачи под предлогом, что требования военных невыполнимы на существующей элементной базе. И решение Военно-промышленной комиссии поручить разработку комплекса авиационному КБ, имеющему опыт проектирования легких и компактных радиотехнических устройств, выглядело вполне логичным.

Как и было заложено в тактико-техническом задании, мобильность комплекса «Куб» соответствовала скорости перемещения танковых частей.

По комплексу войсковой ПВО были заданы такие характеристики: поражение воздушных целей, летящих со скоростью до 2200 км/ч на высотах от 100 м до 7 км на дальности до 20 км при вероятности поражения цели не менее 0,85 и развертывании комплекса не более чем за 5 минут. При этом общая мобильность ЗРК должна соответствовать скорости перемещения танковых частей.

Для Тихомирова это был вызов. Вызов ученому, поскольку требовалось решение целого комплекса сложнейших научных и конструкторско-технологических задач. Вызов организатору, поскольку предстояла очередная реструктуризация предприятия для переориентирования на решение других задач. Надо было организовать работу смежников. Времени на ошибки, как водится, не было.

Памятник В.В. Тихомирову на территории НИИ приборостроения, носящего его имя.

В апреле 1958 г. В.В. Тихомиров завершил разработку концепции построения ЗРК с условным названием «Куб» и определение технического облика его основных боевых средств. 13 июля 1958 г. совместным Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР №817-389 была задана разработка самоходного ЗРК «Куб». А уже в августе 1959 г. на полигон были вывезены первые макетные образцы.

Однако из-за новизны почти всех технических решений, заложенных в комплекс и опережающих свое время на десятилетия, отработка «Куба» не поддавалась точному планированию, а неизбежные дополнительные работы угрожали срывом сроков.

На этапе летных испытаний ракеты выявилась необходимость изменения хвостового оперения и воздухозаборников. Из-за проблем в антенном комплексе радиолокатор обзора не обеспечивал необходимую дальность обнаружения воздушных целей. Это также потребовало дополнительного времени и усилий. При испытании станции сопровождения и подсвета цели разработчики столкнулись с проблемой «антипода» – отражения излучения цели от подстилающей поверхности. С этим справились путем изменения траектории захода ракеты на цель. Исследование двух опытных образцов головки самонаведения тоже выявило ряд недостатков, в результате чего ОКБ-15 в кратчайшие сроки к апрелю 1961 г. спроектировало и изготовило новую модификацию, также требующую отладки.

Уже в 1961 г. становилось понятно, что создание комплекса не вписывается в заданные директивные сроки. Это удел практически всех пионерских разработок как за рубежом, так и у нас. Но «сверху» торопили.

В феврале 1962 г. состоялась коллегия Минрадиопрома, на которой В.В. Тихомирову был задан вопрос: «Сколько времени понадобится для достижения «Кубом» заданных характеристик?» Ответ был: «Два года». Срок руководителям отрасли показался большим, было предложено завершить работу за год. Тихомиров сказал, что это невозможно.

В начале лета, в самый разгар напряженной работы дружного коллектива, в ОКБ-15 пришло распоряжение об отставке Виктора Васильевича с должности начальника предприятия в связи с невыполнением заданных сроков разработки ЗРК «Куб». Коллектив ОКБ лишился своего незаурядного руководителя, а Военно-промышленный комплекс страны – блестящего генерального конструктора, находящего в самом расцвете сил (ему было всего 50 лет), имеющего колоссальный опыт разработок сложнейших систем, определяющих обороноспособность государства.

Генеральный директор НИИП Юрий Белый поздравляет лауреата премии имени В.В. Тихомирова.

А прогноз В.В. Тихомирова полностью сбылся: именно через два года, 14 февраля 1964 г. (эта дата в НИИП отмечается как рождение «Куба»), и телеметрическая, и боевая ракеты комплекса полностью выполнили боевую задачу – радиоуправляемая мишень была успешно поражена. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 23 января 1967 г. комплекс «Куб» был принят на вооружение. В ходе серийного производства с 1967 по 1983 гг. было проведено семь его модернизаций, принятых на вооружение, и было выпущено более 600 ЗРК. Экспортный вариант «Куба» («Квадрат», в квалификации НАТО – SA6, Gainful) поставлялся почти в 30 стран мира. Звездным часом ЗРК «Квадрат» стала арабо-израильская война 1973 г. («Война Судного дня»), когда комплексы, израсходовав 95 ракет, сбили 64 самолета противника, тем самым «окупив» все затраты на свою разработку. К удивлению «тихомировцев», «Квадрат» до сих пор, по истечении почти полвека,  стоит на вооружении некоторых стран, и НИИП только пару лет назад прекратил принимать инозаказы на его модернизацию.

А сам Виктор Васильевич в ВПК уже не вернулся, при поддержке президента Академии наук СССР М.В. Келдыша сосредоточившись на других направлениях работы под эгидой Академии наук.

Но одна из самых значимых заслуг Тихомирова – создание всемирно известной «тихомировской» школы авиационных и противовоздушных специалистов по радиолокации. Эта школа воспитала много известных конструкторов, в том числе и таких выдающихся главных конструкторов, как Герои Социалистического труда В.К. Гришин и А.А. Растов. Не случайно в 1994 г. Научно-исследовательскому институту приборостроения, в прошлом – ОКБ-15, было присвоено имя его основателя – Виктора Васильевича Тихомирова. В 2002 г. в НИИП была учреждена премия имени В.В. Тихомирова, которая ежегодно присуждается сотрудникам института за лучшие научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. В 2004 г. в каталог небесных тел «РосАстро» на имя НИИП в созвездии Козерога была зарегистрирована новая звезда – звезда Тихомирова. В 2017 г. на территории института «тихомировцы» на 105-летие своего основателя установили памятник Генеральному конструктору.


 

НОВОСТИ

Единственный в мире атомный плавучий энергетический блок (ПЭБ) «Академик Ломоносов» успешно пришвартовался в месте своего основного базирования – в городе Певеке Чукотского автономного округа.
Атомные подлодки стратегического назначения «Тула» проекта 667БДРМ и «Юрий Долгорукий» проекта 955 нанесли ракетные удары по целям на полигонах Кура на Камчатке и Чижа в Архангельской области.
Сдаточная команда «Адмиралтейских верфей» и экипаж подводной лодки «Петропавловск-Камчатский» проекта 06363 разработки ЦКБ МТ «Рубин», предназначенной для Тихоокеанского флота, завершили программу заводских ходовых испытаний.
В ходе специальных учений в Самарской области был впервые применен амфибийный разведывательный катер на воздушной подушке ИРК. Он может двигаться как по воде, так и по суше. С его помощью возможна разведка водной преграды, подступов к ней, различных участков берега.
Церемония закладки малого ракетного корабля (МРК) «Тайфун» проекта 22800 «Каракурт» разработки ЦМКБ «Алмаз» состоялась на Зеленодольском заводе им. А.М. Горького.
Строящееся для Главного управления глубоководных исследований Минобороны РФ океанографическое исследовательское судно 1-го ранга «Академик Агеев» проекта 16450 разработки Северного ПКБ поставлено в док Канонерского судоремонтного завода (КСЗ).
Новейшее гидрографическое судно «Александр Рогоцкий», построенное на Благовещенском судостроительном заводе имени Октябрьской революции по проекту 19910 разработки нижегородского КБ?«Вымпел», пополнило состав Тихоокеанского флота. Оно будет нести службу на Камчатке.
Впервые на Чукотке была проведена стрельба береговым ракетным комплексом (БРК) «Бастион».
В состав Каспийской флотилии вошел катер специального назначения (противодиверсионный) П-449, построенный Зеленодольским заводом имени А.М. Горького по проекту 21980 «Грачонок» разработки нижегородского КБ «Вымпел». А на Рыбинском судостроительном заводе «Вымпел» состоялась церемония спуска на воду четвертого противодиверсионного катера типа «Грачонок» для керченской бригады Росгвардии.
Новейший корабль противоминной обороны «Иван Антонов» проекта 12700 «Александрит» разработки ЦМКБ «Алмаз» и постройки Средне-Невского судостроительного завода прибыл в Севастополь.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - ООО «Д-Софт»

Система управления сайтами InfoDesigner JS

 

Rambler's Top100