Полярные бойцы
На Аляске и в северных странах НАТО регулярно проводятся маневры по завоеванию господства на «макушке» Земли

Так будет выглядеть патрульный корабль ледового класса «Иван Папанин» проекта 23550.

Для ВМФ РФ на «Адмиралтейских верфях» состоялась закладка патрульного корабля ледового класса «Иван Папанин» проекта 23550 «Арктика» разработки ЦМКБ «Алмаз». Таких боевых единиц в составе российского Военно-морского флота еще не было. «Корабль этот необычный, многофункциональный, – заявил на церемонии закладки главнокомандующий ВМФ РФ адмирал Владимир Королев. – Он будет решать задачи как боевого патрульного корабля, так и задачи ледокола в системе проводки наших кораблей по Северному морскому пути, на арктических направлениях, ну и, конечно же, исследовательские задачи».

Александр МОЗГОВОЙ

Новый корабль назван в честь знаменитого исследователя Арктики, дважды Героя Советского Союза, контр-адмирала, доктора географических наук Ивана Дмитриевича Папанина (1894-1986). Этот севастопольский паренек с детства связал свою жизнь с морем и с двадцати лет служил на флоте. Но, конечно же, в молодые годы он и представить себе не мог, что большую часть своей жизни посвятит суровым северным широтам. В 1932 году Иван Папанин стал начальником полярной станции Бухта Тихая на Земле Франца-Иосифа, а в 1934 году – такой же станции на Мысе Челюскин. В 1937-1938 годах он возглавил первую в мире дрейфующую станцию «Северный полюс». Участники этой беспримерной экспедиции собрали уникальный научный материал о Северном Ледовитом океане.

Иван Дмитриевич Папанин (1894-1986).

В 1939-1946 годах И.Д. Папанин был начальником Главсевморпути, то есть все военные годы руководил деятельностью важнейшей водной магистрали, по которой из восточных районов страны, а также по ленд-лизу, поставлялись оружие, продовольствие и сырье для нужд фронта и оборонной промышленности. С 1951 года и до последних дней жизни Иван Дмитриевич возглавлял отдел морских экспедиционных работ президиума Академии Наук СССР и был председателем московского филиала Географического общества.

ГОРЯЩИЙ ЛЕД ВОЙНЫ

В годы Великой Отечественной войны, когда И.Д. Папанин возглавлял Севморпуть, линейные ледоколы и другие ледокольные суда были призваны на военную службу. Некоторые участвовали в сражениях с кораблями Кригсмарине. Широкую известность получил подвиг экипажа ледокольного парохода «Александр Сибиряков» водоизмещением 1384 т под командованием старшего лейтенанта Анатолия Качарава, который 25 августа 1942 года, следуя со сменой полярников и грузом на Северную Землю, погиб у острова Белуха в неравном бою с немецким тяжелым крейсером («карманным линкором») Admiral Scheer полным водоизмещением 15180 т. Два 76-мм орудия, две 45-мм пушки и два 20-мм зенитных автомата парохода «Сибиряков», получившего в составе Беломорской военной флотилии литерное обозначение ЛД-6 («Лед-6»), не могли противостоять двум трехствольным дальнобойным 283-мм орудиям, восьми 150-мм и шести 105-мм пушкам, а также восьми 37-мм и такому же количеству 20-мм автоматов бронированного «Шеера». Вступив в схватку, «Александр Сибиряков» был обречен, и все-таки продолжал бой 43 минуты. Снаряды ЛД-6 повредили неукрытые зенитные орудия противника и ранили несколько человек из их расчетов. И самое главное – «Сибиряков» успел сообщить по радио о приближении вражеского корабля. Пароход уже скрывался под волнами, оставшиеся в живых покидали судно, а последняя уцелевшая пушка ледокола продолжала стрелять по крейсеру с дистанции в 2,2 мили. Очень точно командующий Северным флотом вице-адмирал Арсений Головко сравнил действия экипажа парохода «Сибиряков» с подвигом Александра Матросова.

А чуть более чем через сутки – в ночь с 26 на 27 августа – фашистский «карманный линкор» атаковал порт Диксон – важнейшую базу на Северном морском пути. Но, благодаря оповещению погибшего «Сибирякова», там успели приготовиться к встрече врага. Ледокольный пароход «Дежнев» водоизмещением 7330 т, в составе Северного флота значившийся как сторожевой корабль СКР-19, с четырьмя 76-мм и четырьмя 45-мм пушками, а также береговая батарея 152-мм орудий открыли огонь по неприятелю. Такого приема на «Шеере» не ожидали. За время обстрела Диксона крейсер выпустил по острову 77 снарядов главного калибра, 153 среднего и 226 снарядов зенитной артиллерии, но большого успеха не добился и вынужден был ретироваться, боясь подставить борт под огонь советских орудий.

Бой ледокольного парохода «Александр Сибиряков» с фашистским тяжелым крейсером Admiral Scheer 25 августа 1942 года. С картины художника Михаила Успенского.

Более серьезное вооружение по сравнению с ледокольными пароходами несли линейные ледоколы, способные работать в тяжелых льдах. Так, согласно мобилизационному варианту, ледоколы типа «Иосиф Сталин» (головной позже переименовали в «Сибирь») предполагалось оснащать тремя 130-мм орудиями, четырьмя 76-мм пушками и четырьмя пулеметами ДШК, то есть они становились вспомогательными крейсерами. Но в начальный период Великой Отечественной войны корабельных артиллерийских орудий не хватало. Поэтому сначала установленные на том же «Иосифе Сталине» 130-мм орудия уже в ноябре 1941 года демонтировали и передали их на вооружение береговых батарей Северного флота. Вместо них добавили еще две 76-мм пушки. А к 1943 году на ледоколе были установлены четыре 100-мм орудия, четырнадцать 20-мм автоматов «Эрликон» и шесть пулеметов ДШК. Правда, советским линейным ледоколам в годы Великой Отечественной войны не довелось сразиться с немецкими кораблями.

Ледокол «Иосиф Сталин» в годы войны.

Мобилизационные варианты вооружения предусматривались и для советских атомных ледоколов послевоенной постройки. Первый в мире атомный ледокол «Ленин» проекта 92, например, в военное время мог нести счетверенные 45-мм автоматы СМ-20-ЗИФ. Атомоходы типа «Арктика» (проектов 10520 и 10521), два из которых находятся в эксплуатации и сейчас, могли оснащаться более серьезным вооружением: двумя спаренными 76-мм артиллерийскими установками АК-726 или двумя одноствольными универсальными орудиями АК-176 того же калибра и четырьмя шестиствольными автоматами АК-630, а также стрельбовыми постами ПЗРК «Стрела» или «Игла».

Надо полагать, что конструкторы современных дизель-электрических ледоколов проектов 21900 и 21900М, линейного ледокола 22600 (ЛК-25) и самых мощных в мире сокрушителей льдов – атомоходов проекта 22220 (ЛК-60Я) «Арктика II» тоже не забыли о мобилизационных возможностях своих детищ.

АМЕРИКАНСКИЕ «ВЕТРЫ» И СОВЕТСКАЯ «ПУРГА»

Однако сегодня превращение любого гражданского судна в военное требует достаточно длительных сроков, финансовых затрат, а также подготовленных кадров на верфях. В условиях острого дефицита времени такое переоборудование может закончиться к моменту, когда нужда в мобилизационных вариантах по разным причинам отпадет.

Вот почему военные моряки и пограничники приарктических государств со времен Второй мировой войны проявляют интерес к боевым ледоколам и патрульным ледокольным кораблям. Моду в этой сфере задали американцы. В 1942 году на верфях компании Western Pipe and Steel в калифорнийском Сан-Педро для ВМС и Береговой охраны США началось строительство дизель-электрических ледоколов типа Wind («Ветер») по проекту известной конструкторской фирмы Gibbs & Cox. С 1944 года они стали поступать заказчикам. Это были корабли полным водоизмещением 6515 т, длиной 82 м и шириной 19,4 м. Ледоколы развивали максимальную скорость хода в 16,8 узла и имели «сумасшедшую» даже по нынешним временам дальность плавания – 32485миль (52280 км) на 11,6 узлах. В качестве линейных ледоколов они не очень годились, но могли преодолевать льды толщиной более метра.

Испытания атомного ледокола «Россия» в мобилизационном варианте. В носовой его части хорошо видны 76-мм артиллерийская установка АК-176 и 30-мм автоматы АК-630.

Главной задачей «ветров» был поиск и уничтожение в Арктике фашистских метеостанций, передававших данные о состоянии погоды штабам Люфтваффе и Кригсмарине, а также сопровождение конвоев в полярных водах. Вооружение у них было весьма серьезным. Первые четыре корабля оснащались двумя спаренными 127-мм универсальными артиллерийскими установками, тремя счетверенными 40-мм зенитными установками, шестью 20-мм автоматами и крупнокалиберными пулеметами M2 Browning. Не слабым был и их противолодочный арсенал: реактивный бомбомет Hedgehog («Еж»), Y-образный бомбомет и два бомбосбрасывателя. Имелся также гидросамолет-разведчик Grumman J2F Duck («Утка»).

Американский ледокол Eastwind после вступления в строй. Корабль нес мощное артиллерийское и противолодочное вооружение.

Восьмой корабль серии по несколько измененному проекту был собран в Канаде на верфи фирмы Marine Industries для Береговой охраны этой страны. А пятый, шестой и седьмой корпуса тоже по модифицированной версии построили на Western Pipe and Steel для передачи по ленд-лизу Советскому Союзу. У них был изменен состав вооружения, но не потому, что 127-мм калибр не использовался ВМФ СССР, а скорее всего потому, что Соединенные Штаты просто не хотели поставлять союзнику образцы очень удачных спаренных универсальных орудий этого калибра. В итоге три советские «ветра» получили три 76-мм универсальных орудия и восемь одноствольных 40-мм автоматов. В конце 1944 года три предназначенных для «советов» ледокола переименовали. Southwind стал «Адмиралом Макаровым», Northwind – «Северным Ветром», а потом с 1946 года – «Капитаном Белоусовым», Westwind – «Северным Полюсом».

Один из советских «ветров» – ледокол «Адмирал Макаров» после войны.

В войне советские «ветры» поучаствовать не успели, а после нее их разоружили. До конца 1940-х – начала 1950-х годов они использовались в интересах народного хозяйства. Затем их вернули Соединенным Штатам, где их опять вооружили и передали Береговой охране. Срок службы ледоколов был рассчитан на 20 лет, однако эти очень удачные корабли использовались значительно дольше. Последний Wind – Northwind, он же «Капитан Белоусов» – был списан в 1989 году, то есть прослужил 44 года.

Естественно, опыт эксплуатации «ветров» пригодился советским военным морякам, особенно пограничникам. Для них еще до войны спроектировали и начали строить на ленинградском «Судомехе» (ныне Северная площадка «Адмиралтейских верфей») пограничный сторожевой корабль 1-го ранга ледового плавания «Пурга» проекта 52 разработки ЦКБ-32 (ныне «Балтсудопроект»). Война помешала завершению работ. Корпус ПСКР был законсервирован.

Пограничный сторожевой корабль ледового класса «Пурга».

После знакомства с «ветрами» морские пограничники настояли на достройке «Пурги». Проект сторожевика был откорректирован ЦКБ-Л (ныне ЦКБ «Айсберг»). 31 марта 1957 года ПСКР вступил в строй. Его полное водоизмещение – 3958 т, длина – 95,3 м, ширина – 15,1 м, осадка – 5,37 м. Корабль развивал максимальный 17-узловый ход и экономической скоростью преодолевал 12588 миль. Автономность составляла 35 суток. Он нес солидное для «пограничника» вооружение: четыре 100-мм орудия, шесть спаренных 37-мм зенитных автоматов, четыре бомбомета БМБ-2 с боезапасом из 70 глубинных бомб, 12 глубинных бомб на стеллажах и мог ставить заграждения из 30 мин типа КБ. Сторожевик был оснащен РЛС «Риф» и «Рым-1», а также гидроакустической станцией «Тамир-5». Экипаж состоял из 219 человек (по расписанию военного времени – 284 матроса и офицера).

«Пурга» верой и правдой прослужила более 30 лет на Севере и на Тихом океане. Она была списана за полтора года до крушения Советского Союза.

Американскому ледоколу Eastwind не довелось пройти Северным морским путем. Он застрял во льдах.

В ГОДЫ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

Но, разумеется, один пограничный сторожевой корабль ледового плавания не мог защитить интересы сраны в полярных водах. Тем более, что в годы «холодной войны» США и другие страны НАТО не раз посягали на советский сектор Арктики. Особенно усердно для провокаций Соединенные Штаты использовали свои «ветры», которые неоднократно модернизировались и перевооружались и у которых вместо «уток» появились вертолеты.

В 1962 году ледоколы Northwind (еще раз напомним, что в Советском Союзе он ходил под именами «Северный Ветер», а потом «Капитан Белоусов) и Burton Island совершили «бросок» в Берингово и Чукотское моря. В 1963 году Burton Island из северной части Тихого океана прошел в море Лаптевых, затем попытался пробиться через льды пролива Вилькицкого на запад. Но на ледоколе вышел из строя руль, и ему пришлось вернуться. В 1965 году за преодоление Северного морского пути, но с западной стороны, взялся экипаж ледокола Northwind. Ему удалось форсировать Карское море и войти в пролив Вилькицкого, но здесь случилась поломка одного из гребных валов. Пришлось завершить экспедицию. После ремонта в Англии была предпринята вторая попытка. Однако в проливе Вилькицкого у мыса Челюскина американский ледокол нарушил границу территориальных вод СССР и был отогнан советскими пограничными кораблями.

Ледокол «Иван Сусанин» проекта 97П ВМФ РФ.

Все тот же настырный Northwind предпринял попытку пройти Северным морским путем, обогнув Северную Землю. Но там американский корабль Береговой охраны встретил многолетний паковый лед. И в очередной раз ему пришлось отступить. Подобных эпизодов можно перечислить немало.

Вот почему ВМФ и Морские части Пограничных войск КГБ СССР были усилены ледоколами проекта 97 разработки ЦКБ-Л (ЦКБ «Айсберг»). Построенные «Адмиралтейским заводом» самой большой в мире серией для кораблей данного класса (32 единицы разных модификаций) первоначально эти суда создавались как портовые ледоколы для нужд Министерства морского флота. Часть из них («чистый» проект 97 из трех единиц) сразу же была призвана для обслуживания военно-морских баз в северных районах страны. Потом появились вооруженные варианты. Так, ВМФ заказал два ледокола проекта 97АП («Садко» и «Пересвет») для несения патрульной службы на концевых участках Северного морского пути. Эти корабли имели водоизмещение 3414 т, длину 67,7 м, ширину 18,1 м и осадку 6,3 м, развивали максимальную 14-узловую скорость, могли пройти 6700 миль на 12,5 узла и преодолевать лед толщиной до метра. Автономность составляла 17 суток. Их вооружение включало одну спаренную универсальную автоматическую 57-мм артиллерийскую установку и спаренный 25-мм зенитный автомат (позже с этих ледоколов вооружение было снято).

Еще более интересным стал вариант 97П (8 единиц), два из которых построили для ВМФ и шесть для морских пограничников. Их полное водоизмещение подросло до 3700 т, длина увеличилась до 69,93 м, а осадка – до 6,5 м. Почти удвоилась дальность плавания (10700 миль), а автономность достигла 50 суток, скорость прибавилась на узел. Заметно изменилась архитектура корабля. На нем значительно удлинили полубак. В корме появилась взлетно-посадочная площадка с ангаром для вертолета. В носовой части установили спаренную 76-мм универсальную артиллерийскую установку АК-726, а по бортам у вертолетного ангара – по шестиствольному 30-мм автомату АК-630. Сначала на ПСКР размещались вертолеты Ка-25ПС, которых потом сменили Ка-27ПС.

Ледокольный пограничный сторожевой корабль «Волга» проекта 97П на страже берегов Камчатки.

Несмотря на преклонный возраст (крайний из восьмерки проекта 97П был сдан в декабре 1981 года), некоторые из этих ледокольных сторожевых кораблей продолжают нести вахту и сегодня. За их кормой остались многие тысячи миль в трудных приполярных и арктических водах. На их счету многочисленные задержания нарушителей территориальных вод и исключительной экономической зоны, операции по спасению терпящих бедствие.

Новейший пограничный сторожевой корабль 1-го ранга ледокольного класса «Полярная звезда» проекта 22100 «Океан».

НЕСМОТРЯ НА ПОТЕПЛЕНИЕ КЛИМАТА

В последние годы, несмотря на потепление климата и таяние льдов, военно-политическая ситуация в Арктике снова пошла на минус. «США продолжают настаивать на том, что покрытые льдом проливы Севморпути являются международными и представляют собой субъект транзитных перевозок; Россия продолжает считать проливы своими внутренними водами, – говорится в докладе американской комиссии США по арктическим исследованиям. – Скорее всего, это останется спорным политическим вопросом между США и Россией». Авторы документа указывают, что «проблема использования Севморпути может стать предметом более серьезных разногласий между США и Россией, и даже конфликтов». Если учесть, что в недрах под полярными морями находятся огромные запасы углеводородного сырья и другие минеральные ресурсы, то становятся понятны притязания стран Запада на российский сектор Арктики.

Вспомогательный ледокол «Илья Муромец» проекта 21180 достраивается на «Адмиралтейских верфях» и в этом году войдет в строй ВМФ.

Учитывая эти обстоятельства, Москва в последние годы стала больше внимания уделять безопасности северных районов страны и прилегающих к ним морей. На смену устаревшим пограничным кораблям стали поступать новые. Так, в декабре прошлого года в состав Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ вошел построенный на Зеленодольском заводе имени А.М. Горького пограничный сторожевой корабль 1-го ранга «Полярная звезда» – головной проекта 22100 «Океан» разработки ЦМКБ «Алмаз». Его арктический класс – Arc4, означающий способность преодолевать льды толщиной до 80 см. Водоизмещение ПСКР – 2700 т, длина – 104 м, ширина – 14 м, крейсерская скорость – 20 узлов, дальность плавания – 12000 миль, автономность – 60 суток. Благодаря внедрению современных средств автоматизации, экипаж состоит всего из 41 человека. Для моряков созданы благоприятные условия для несения службы и отдыха. Каюты нового ПСКР, в каждой из которых предусмотрен санузел, рассчитаны на двух человек. Круглосуточно подается горячая и холодная вода. Этот комфорт не блажь, а необходимое условие для выполнения экипажем сложных задач в приполярных и полярных акваториях в течение длительного времени.

Датский ледокольный патрульный корабль Ejnar Mikkelsen типа Knud Rasmussen.

Вооружение «Океана» состоит из 76-мм универсального артиллерийского орудия АК-176М и двух 14,5-мм пулеметных установок МТПУ. На ПСКР базируется вертолет Ка-27ПС с размещением в ангаре. Предусматривается также использование беспилотного летательного аппарата Gorizont G-Air S-100. На корабле есть устройство для спуска на воду и подъема бортовых досмотровых катеров прямо на ходу.

В конце апреля этого года на Зеленодольском заводе имени А.М. Горького состоялась закладка третьего корабля проекта 22100. А из цеха уже выкачен сформированный второй корпус ПСКР этого типа.

Тут нельзя не заметить, что боевые корабли ВМФ и ПСКР БОХР заметно отличаются по вооружению. Особенно в наше время. Если ПСКР «Пурга» проекта 52 даже превосходил по артиллерийскому вооружению строившиеся для Военно-морского флота в те же 50-е годы прошлого века сторожевые корабли проекта 42 и лишь немногим уступал им по противолодочному оснащению, то сейчас картина иная. С одной стороны, это объяснимо и оправдано. Мореходные качества «пограничников» и их большая автономность диктуются выполняемыми ими задачами. А по характеру деятельности избыточное вооружение им ни к чему, да и стоит оно, прямо скажем, недешево. Вот почему по составу вооружения корабли БОХР у нас в стране и за рубежом все больше «расходятся» с теми, что несут службу в составе флотов. Тут, безусловно, есть проблема, которая требует отдельного разговора. Но сейчас примем это обстоятельство за объективную данность.

Норвежский ледокольный патрульный корабль Svalbard.

Не в последнюю очередь именно поэтому постсоветскому российскому ВМФ потребовались военные ледоколы. Первой ласточкой стал строящийся на «Адмиралтейских верфях» дизель-электрический «Илья Муромец» проекта 21180 разработки нижегородского КБ «Вымпел». Правда, это не боевой корабль, а вспомогательное судно, предназначенное для ледокольного обеспечения развертывания сил флота, самостоятельной проводки во льдах кораблей и судов, их буксировки в ледовых условиях. Его относительно небольшая мощность в 7 МВт обеспечивает надежную работу во льдах толщиной до метра. Водоизмещение судна – около 6000 т, длина – 65 м, ширина – 20 м, осадка – 6,6 м, максимальная скорость хода по чистой воде – 15 узлов, автономность – 30 суток, а по запасам провизии – 60 суток. Современные средства автоматизации дали возможность уменьшить экипаж до 32 человек. Имеются места для размещения еще 50 военных и гражданских лиц. В носу есть площадка для приема вертолета, а за надстройкой находится палуба для 40-футовых и 20-футовых контейнеров с полезной нагрузкой самого разного назначения. Для их погрузки и выгрузки имеется кран грузоподъемностью 26 т.

«Илью Муромца» предполагается передать ВМФ РФ до конца текущего года. Это позволит значительно повысить оперативные возможности арктической группировки Северного флота.

Svalbard пробивает задним ходом коридор через ледяное поле.

КТО КРУЧЕ?

Притязания на российский сектор Арктики государства НАТО подкрепляют усилением своих ВМС в полярных водах, в том числе боевыми и пограничными кораблями ледового класса. Например, ВМС Дании в последние годы получили два патрульных корабля ледового класса типа Knud Rasmussen. Их полное водоизмещение – 2050 т, длина – 71,8 м, ширина – 14,6 м, максимальная скорость хода – 17 узлов, дальность плавания – 3000 миль. Экипаж состоит из 18 человек без учета членов авиагруппы (пилотов и авиамехаников). Всего каждый из патрульников может разместить на своем борту 43 человека. В мирное время вооружение этих кораблей состоит из одной 76-мм автоматической универсальной артиллерийской установки и двух 12,7-мм пулеметов. В военное – оно усиливается за счет размещения контейнезированной пусковой установки ЗРК средней дальности RIM-162 Evolved Sea Sparrow (ESSM) и торпедных аппаратов для стрельбы противолодочными торпедами MU90 Impact. Имеется вертолетная площадка без ангара. Патрульные корабли несут по одному семиметровому скоростному катеру типа SB90E для досмотровых операций, высадки десанта, диверсионных групп, противодиверсионных мероприятий, перевозки грузов на берег, исследовательских и спасательных операций, а также по одной 4,8-метровой моторной лодке жестконадувного типа. До конца этого года в состав ВМС Дании планируется ввести патрульный корабль Lauge Koch – третий типа Knud Rasmussen.

Канадский ледокольный патрульный корабль AOPS.

Кроме этих кораблей, Королевские ВМС Дании располагают четырьмя классифицирующимися как «фрегаты», а на самом деле являющимися океанскими патрульными кораблями ледового класса типа Thetis (Stanflex 3000) стандартным водоизмещением по 3500 т. Они вошли в строй в первой половине 90-х годов прошлого века. Их вооружение состоит из одной универсальной 76-мм артиллерийской установки OTO Melara, семи 12,7-мм и четырех 7,62-мм пулеметов, бомбосбрасывателей и торпедных аппаратов для стрельбы противолодочными торпедами MU90. Для вертолета MH-60R имеется не только взлетно-посадочная площадка, но и ангар.

Модель патрульного ледокольного корабля совместной разработки Ленинградского судостроительного завода «Пелла» и Крыловского центра.

Фрегаты типа Thetis несут службу вместе с ПК типа Knud Rasmussen преимущественно в гренландских водах, то есть достаточно далеко от российских берегов. Чего не скажешь о современных патрульных кораблях Береговой охраны Норвегии в количестве 15 единиц. Все они имеют ледовое усиление корпуса, а, значит, могут работать в высоких полярных широтах. Особый интерес представляет ледокольный патрульный корабль Svalbard («Шпицберген»). Он послужил прототипом для создания аналогичных патрульников для ВМС других стран. Его «влияние» заметно и в российском ПК проекта 23550 «Арктика». И это не случайно. Svalbard неоднократно посещал Мурманск и принимал участие в совместных учениях с российскими ПСКР. Поэтому у наших моряков была возможность близко познакомиться с этим кораблем.

Этот дизель-электрический ледокольный корабль вошел в строй БОХР Норвегии в 2001 году. Его водоизмещение – 6375 т, длина – 103,7 м, ширина – 19,1 м, осадка – 6,5 м. Четыре дизель-генератора Rolls-Royce Bergen BRG-8 мощностью по 3,39 МВт каждый, работающие на два электродвижителя типа Azipod VI1500A мощностью по 5 МВт, позволяют на чистой воде развивать максимальную скорость в 17,5 узла и ломать лед метровой толщины. У Svalbard, благодаря «азиподам», высокая маневренность. Он способен разворачиваться практически на месте, что имеет важное значение для работы в узкостях и во льдах. Дальность плавания – 10000 миль на 13 узлах.

Пусковые установки комплекса «Калибр-К» приведены в предстартовое положение.

Как и принято нынче у сторожевиков БОХР, вооружение Svalbard нельзя признать устрашающим. Оно состоит из одной автоматической универсальной 57-мм артиллерийской установки Bofors и одного пулемета калибра 12,7 мм. Зато авиационное оснащение патрульника очень даже впечатляющее – это два вертолета: Lynx и NH90. Экипаж состоит из 56 человек.

В сентябре 2015 года на верфи Irving Shipbuilding в Галифаксе для ВМС Канады по программе Patrol Arctic Offshore Ship (AOPS) стартовало строительство ледокольного патрульного корабля Harry DeWolf, чьим прототипом стал норвежский Svalbard. Головной AOPS назван в честь легендарного коммандера, позже дослужившегося до вице-адмирала, Гарри ДеВольфа, командовавшего прославленными в годы Второй мировой войны канадскими эсминцами St. Laurent и Haida. Он под огнем противника участвовал в эвакуации английских и канадских войск из Дюнкерка в 1940 году, ходил в полярных конвоях в Мурманск. Эсминец Haida под его началом за год потопил 14 подводных лодок и надводных кораблей нацистов.

Вслед за Harry DeWolf был заложен однотипный корабль Margaret Brooke. В этом году начнется строительство Max Bernays и William Hall, а замкнут серию из шести единиц Frederick Rolette и Robert Hampton Gray. Корабли должны быть переданы заказчику в 2018-2022 годах.

Пусковые установки комплекса «Калибр-К» можно разместить и на малом морском танкере ледового класса проекта 03182.

Их водоизмещение – 6440 т, длина – 103,6 м, ширина – 19 м. Энергетическая установка состоит из четырех дизель-генераторов мощностью по 3,6 МВт каждый. Движители – два винта. Максимальная скорость хода по чистой воде – 17 узлов, 3 узла – при движении во льдах. Так же как и Svalbard, патрульные корабли типа AOPS способны преодолевать льды толщиной более метра. Экипаж – 65 человек.

Вооружение состоит из дистанционно управляемой 25-мм автоматической артиллерийской установки BAE Mk 38 и двух 12,7-мм пулеметов M2 Browning. Предусмотрены места для двух многоцелевых катеров и снегоходов. Корабли будут нести по одному вертолету CH-148 Cyclone или CH-146 Griffon. На AOPS разместят развитое радиотехническое вооружение и системы РЭБ.

Пуск зенитной ракеты комплекса «Тор» с борта фрегата «Адмирал Григорович».

На санкт-петербургском Международном военно-морском салоне 2015 года Ленинградский судостроительный завод «Пелла» и Крыловский государственный научный центр продемонстрировали модель ледокола совместной разработки, чей дизайн явно навеян архитектурными решениями норвежского ПК Svalbard и канадского AOPS. Его расчетное водоизмещение – 6800 т, длина – 114 м, ширина – 18 м, осадка – около 6 м, максимальная скорость – 18 узлов, автономность – 60 суток, дальность плавания – около 6000 миль. Судно предназначено для форсирования льдов толщиной 1,5 м, а непрерывным ходом – 1 метр. Мобилизационный вариант предполагалось оснащать носовым 100- или 76-мм универсальным орудием, ПЗРК «Игла», дистанционно управляемыми пулеметами, тремя 40-футовыми контейнерами, в двух из которых – по четыре ракеты комплекса «Калибр-К» (модификация многофункционального комплекса «Калибр-НК»), а в третьем – система управления ими, или пятью 20-футовыми контейнерами, в четырех из которых – КРК «Уран», а в пятом – средства управления огнем. Кроме того, судно приспособлено для транспортировки скоростного катера проекта 03160 «Раптор» или СВП «Грифон». Другими словами, этот ледокол по своим характеристикам значительно превосходил зарубежные аналоги.

Очевидно, этот проект запал в душу командованию ВМФ РФ. Однако проектирование боевого корабля нового класса было возложено на коллектив ЦМКБ «Алмаз», имеющего огромный опыт создания самых разных боевых и пограничных кораблей. Группа конструкторов под руководством Бориса Лейкиса, под чьим началом, кстати, разрабатывался проект ПСКР 1-го ранга ледового класса типа «Полярная звезда», взялась за дизайн патрульного ледокола для ВМФ. Результатом стал проект 23550 «Арктика».

Российский патрульный корабль ледового класса по сравнению с зарубежными «одноклассниками» будет иметь заметно большее водоизмещение – около 8500 т. Он сможет преодолевать льды толщиной 1,5 м. Его длина – 114 м, ширина – 18 м, осадка – до 6 м. Дизель-электрический ПК сможет развивать 18-узловую скорость на чистой воде. Автономность плавания составит 60 суток, дальность плавания – 6000 миль, а район плавания – неограниченный. Экипаж «Ивана Папанина» будет состоять из 60 человек. Предусмотрены места для размещения еще 50 человек.

Патрульный корабль получит интегрированную систему управления на базе навигационно-тактического комплекса «Мателот-22100», прошедшего обкатку на ПСКР «Полярная звезда» проекта 22100. Она даст возможность управлять всей автоматикой и техническими средствами ледокола, радиолокационной станцией, автоматической идентификационной и оптико-электронными системами, глобальной морской системой связи при бедствии, а также внутрикорабельной связью.

О вооружении ПК ледового класса «Иван Папанин» официально сообщается следующее. Оно будет включать автоматическую 76-мм артиллерийскую установку АК-176МА, пулеметы и два скоростных катера-перехватчика. На корабле предусмотрено базирование вертолета Ка-27ПС, или Ка-27ПЛ, или Ка-52К с размещением в ангаре, а также беспилотных летательных аппаратов. Но это еще не все. На компьютерных рисунках и на моделях хорошо видны два 40-футовых контейнера пусковых установок комплекса «Калибр-К», размещенные в корме, с общим боезапасом из восьми ракет 3М-14 класса «корабль-земля» с дальностью стрельбы от 1500 до 2600 км, 3М-54 и 3М-54-1 – для поражения надводных целей и 91Р – для стрельбы по подводным лодкам. Ими можно снаряжать пусковые установки в разных сочетаниях. Другими словами, корабли проекта 23550 способны решать в полярных водах не только ударные тактические, но и стратегические задачи. В отличие от патрульного ледокола «Пеллы» и Крыловского центра на «Иване Папанине» система целеуказания и управления огнем, очевидно, будет находиться не в контейнере, а на самом корабле. Хотя это не означает, что перспективный российский боевой ледокол будет все время таскать на себе мощное оружие. В тех же контейнерах может находиться исследовательское снаряжение, спасательное оборудование и любая другая полезная нагрузка.

Единственный тяжелый (линейный) ледокол Polar Star БОХР США сдан в аренду.

К слову, контейнеры с крылатыми ракетами семейства «Калибр» можно развертывать и на вспомогательном ледоколе «Илья Муромец» проекта 21180. Для этого на этом судне есть кормовая грузовая палуба большой площади. Носителями комплекса «Калибр-К» вполне могут быть и четыре малых морских танкера ледового плавания проекта 03182 «Платформа-Арктика» разработки Зеленодольского ПКБ, строящихся для нужд ВМФ РФ. Среди многочисленных их функций значатся и патрульные операции. У этих танкеров между надстройкой и кормовой вертолетной платформой имеется площадка для нескольких контейнеров, а также кран для их погрузки. Очевидно, такими же возможностями будут располагать перспективные флотские суда снабжения ледового класса проекта 03183.

Ничего не говорится о зенитном и противолодочном оснащении «Ивана Папанина». Да, артиллерийская установка АК-176МА способна выполнять функции ПВО. Но ее явно недостаточно для отражения залповой атаки ПКР противника. К сожалению, ничего кроме устаревшего ЗРК малой дальности «Оса-М» отечественная промышленность пока предложить не может. Есть, однако, надежда, что в ближайшее время флот сможет получить достаточно компактный контейнезированный корабельный зенитный ракетный комплекс ПВО-ПРО на базе автономного боевого модуля ЗРК «Тор-М2КМ». Во время его испытаний, проводившихся на борту фрегата «Адмирал Григорович» проекта 11356Р/М в октябре 2016 года, сначала была успешно «завалена» мишень «Саман», имитировавшая самолет, летевший на высоте 1000 м и находившийся на удалении 8 км. Вторая очень трудная цель типа американской ПКР Harpoon, «атаковавшая» фрегат на сверхмалой высоте, была своевременно обнаружена, взята на автосопровождение и тоже ликвидирована (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №2/2017).

С авиабазы Элмендорф-Ричардсон на Аляске стартует истребитель Корпуса морской пехоты США F-35B Lightning II. В рамках учений Northern Edge 2017 такие самолеты отрабатывали задачи завоевания превосходства в воздухе над Арктикой.

На «Иване Папанине» по бортам от вертолетного ангара есть площадки, где могут быть установлены такие контейнезированные пусковые установки оморяченного «Тора».

Что касается средств ПЛО, мы уже упоминали, что пусковые установки комплекса «Калибр-К» приспособлены для стрельбы ПЛУРО 91Р, но только в случае, если корабли проекта 23550 будут располагать гидроакустическими станциями, способными обнаруживать подводные цели. А для ледоколов размещение ГАС в днищевой части корпуса очень непростая задача. Ведь сам корпус таких судов является инструментом по вспарыванию льдов. Поэтому антенна ГАС должна быть выдвижной. В тяжелых льдах ее нужно будет убирать в корпус. Будут ли российские боевые ледоколы иметь такую возможность, неизвестно. Между тем, главными инструментами «освоения» Арктики ВМС США являются именно атомные подводные лодки.

В случае оснащения кораблей типа «Иван Папанин» ГАС, их ПЛО можно усилить комплексами противолодочной и противоторпедной защиты «Пакет-НК». Эти компактные системы, вероятно, будет нетрудно разместить на боевых единицах водоизмещением 8500 т.

Эсминец ВМС США Hopper заходит в порт Хомер на Аляске во время учений Northern Edge 2017.

РАССЛАБЛЯТЬСЯ НЕ СТОИТ

«Сейчас, когда США и Россия присматриваются к новым путям морских перевозок в Арктике, где тают льды, политические и военные лидеры в Вашингтоне указывают на ключевое отставание в области единственного типа судов, которые могут превратить оледенелые воды в надежные проходы, ценные для торговли или обороны страны», – пишет обозреватель американского журнала Politico Джен Джадсон. Под «единственным типом судов», способных работать в полярных широтах, имеются в виду ледоколы.

«Ледоколы для Арктики – все равно что автострады, – считает сенатор-республиканец от штата Аляска Дэн Салливан. – На данный момент у русских есть «суперхайвеи» (скоростные автодороги, – прим. редакции), а у нас – ухабистые проселки». Действительно, в этой области Россия давно обогнала Соединенные Штаты. И, судя по всему, навсегда. ВМС США и частные компании больших ледоколов вообще не имеют, а Береговая охрана насчитывает всего три единицы. Впрочем, номинально. Тяжелый ледокол, близкий по характеристикам к отечественным линейным, Polar Star, введенный в строй в 1976 году, на несколько лет сдан в аренду организации National Science Foundation для расчистки ото льда пролива Макмердо у берегов Антарктиды. Однотипный Polar Sea с 2010 года после поломки двигателя стоит в сухом доке в Сиэтле и используется в качестве источника запасных частей для Polar Star. В строю только ледокол Healy среднего класса. Но его, ясное дело, недостаточно для обеспечения контроля над арктическими водами.

Патрульный корабль ледового класса проекта 23550. За вертолетной площадкой хорошо видны пусковые установки комплекса «Калибр-К», приведенные в предстартовое положение.

В США на самом высоком уровне несколько лет обсуждается вопрос о строительстве нового тяжелого ледокола или нескольких таких судов для БОХР. Однако в практическую плоскость дело не переходит. Выяснилось, что для создания мощного сокрушителя льда потребуется как минимум $1 млрд. и десять лет времени, поскольку, по признанию американских экспертов, судостроительная отрасль Соединенных Штатов сегодня не готова к реализации этого проекта. Да, соревноваться США с Россией в сфере ледоколостроения так же бессмысленно, как и России с США области строительства авианосцев.

Но расслабляться не стоит. Вашингтон отнюдь не остыл к арктической теме. Мы уже отмечали, что американские атомные подводные лодки давно прописались под арктическими льдами на постоянной основе. На Аляске и в северных странах НАТО регулярно проводятся маневры по завоеванию господства на «макушке» Земли. Например, только что – с 1 по 12 мая – на Аляске состоялись беспрецедентные по масштабу и количеству участвующих военнослужащих учения ВМС, Береговой охраны, ВВС и Армии США под кодовым названием Northern Edge 2017 («Северный рубеж-2017»). Нетрудно догадаться против кого они «вели войну».

Вот почему те усилия, которые предпринимает наша страна по защите своих интересов в приполярной и арктической зонах, совершенно оправданы и закономерны. В их ряду – и строительство патрульного корабля ледового класса «Иван Папанин» проекта 23550. Сейчас ведется подготовка к сборке второго корабля серии, уже получившего имя в честь выдающегося полярника Николая Зубова. Очевидно, потребуются и другие боевые машины для действий в Северном Ледовитом океане, на его берегах и в глубинах, а также в небе над ним, чтобы надежно обеспечить безопасность России.


 

НОВОСТИ

На Судостроительной фирме «Алмаз» в Санкт-Петербурге состоялась закладка сразу трех кораблей для Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ.
Зеленодольский завод им. А.М. Горького отправил на Балтику очередной противодиверсионный катер проекта 21980 «Грачонок» разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Завершены испытания нормобарических скафандров разработки компании «Дайвтехносервис», создающих водолазу на большой глубине атмосферные «земные» условия.
Производственный цех нижегородского ЦКБ по СПК им. Р.Е. Алексеева спустил на воду и начал испытания рабоче-разъездного катера 21770 «Катран» разработки ЦМКБ «Алмаз».
Городецкая Судоремонтно-судостроительная корпорация (ССК) из Городца Нижегородской области передала Северному флоту плавучий тяжелый железобетонный причал ПЖТ-86 проекта 16181.
На Ленинградском судостроительном заводе «Пелла» спущен на воду рейдовый буксир РБ-393 проекта 90600, построенный для Военно-морского флота РФ.
Тихоокеанский флот получил гидроакустические приборы для защиты кораблей, подводных лодок и морских баз от торпед и субмарин противника.
На рыбинском судостроительном заводе «Вымпел» спущен на воду головной малый гидрографический катер проекта 21961 разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Министерство обороны РФ заказало 55 гидроакустических комплексов (ГК) «Кряква» для ВМФ РФ.
Рыбинский судостроительный завод «Вымпел» спустил на воду второй, третий и четвертый патрульные катера проекта 12150 «Мангуст» разработки ЦМКБ «Алмаз» программы 2017 года.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100