Саудовская Аравия и Россия: параметры ВТС
Перед Российской Федерацией стоит задача получить тот сегмент «диверсификации», который объективно должен принадлежать нам как второму мировому экспортеру оружия

Состоявшийся в октябре 2017 г. первый в истории двусторонних отношений визит в Москву короля Саудовской Аравии способствовал переводу затяжных контактов в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС) в плоскость «стартовых» сделок.

Андрей БАКЛАНОВ

Был подписан меморандум между АО «Рособоронэкспорт» и саудовской военно-промышленной компанией о покупке и локализации производства продукции военного назначения, заключен контракт, определяющий условия организации лицензионного производства автоматов Калашникова. В повестке дня – поставка Королевству Саудовская Аравия (КСА) зенитных ракетных систем С-400.

В целом общий объем потенциальных контрактов, по оценкам, может превысить $3 млрд., хотя практика показывает, что о стоимостных показателях можно с уверенностью говорить лишь после практической реализации сделок, а до этого еще далеко.

Надо сказать, отношения Эр-Рияда и Москвы на протяжении многих лет складывались неровно. Достаточно отметить, что нынешний визит короля Сальмана был ответным на визит президента России Владимира Путина в КСА, осуществленный более десяти лет назад – в феврале 2007 г. Многие связывают новые благоприятные для нас подвижки позиции Эр-Рияда в отношении ВТС с осложнением отношений Королевства с США. Не разделяю этот подход. «Шероховатости» в отношениях двух стран действительно имеются, но такое не раз случалось и в прошлом.

По итогам первого в истории двусторонних отношений визита короля Саудовской Аравии в Москву было достигнуто соглашение о поставках Эр-Рияду ЗРС С-400.

Между тем американцы и сегодня по-прежнему прочно удерживают лидирующие позиции в поставках оружия Саудовской Аравии. Конечно, им не нужны конкуренты на саудовском рынке вооружений (на Королевство приходится порядка 7-8% всех мировых поставок ВВТ, саудовцы стабильно входят в первую тройку импортеров оружия). Однако влияние американского фактора отнюдь не ведет автоматически к блокированию любых форм военно-технического сотрудничества Саудовской Аравии с Россией.

Эр-Рияд в сфере военно-технических связей традиционно придерживается позиции, основанной на двух основных элементах.

Первый – приоритетным партнером Саудовской Аравии в сфере обеспечения безопасности были и остаются США. Это предопределяет и то, что Вашингтон является основным партнером Королевства в сфере ВТС. Основным, но не единственным. И здесь мы подходим ко второму принципу выстраивания военно-технических связей КСА – диверсификация источников получения вооружений.

Средневзвешенное соотношение ВТС Саудовской Аравии с США и с другими государствами в течение длительного времени колеблется в диапазоне 75-80% (доля США) против 20-25%, приходящихся совокупно на Францию, Китай, Великобританию и др. Это означает, что Россия вполне может претендовать на определенную часть военных поставок, точно так же, как и другие поставщики ВВТ.

В настоящее время перед Российской Федерацией стоит задача получить тот сегмент «диверсификации», который объективно должен принадлежать нам как второму мировому экспортеру оружия.

На саудовском рынке может пригодиться опыт «сосуществования» поставок российских и американских вооружений Арабской Республике Египет. После восстановления нормальных отношений между Каиром и Москвой в начале 1990-х годов американцы, оставаясь безусловным единоличным лидером в сфере поставок оружия Египту, не блокировали египетско-российские связи в сфере ВТС. Более того, они фактически признавали резонность аргументов египтян в отношении необходимости поддержания в боевом состоянии техники советского производства и закупки необходимых запчастей и компонентов этого оружия в РФ.

Успешная операция ВКС РФ в Сирии подогрела интерес к российскому оружию на всем Ближнем Востоке.

Вместе с тем США внимательно следили за тем, чтобы никто, в том числе и Москва, «не покушались» на их особую, «доминантную» роль в военном и военно-техническом сотрудничестве с АРЕ. Это означает, что России нужно, прежде всего, полагаться на поиск тех сфер поставок вооружений, где мы чувствуем себя наиболее уверенно (средства ПВО, танки и БМП, истребители, стрелковое оружие).

Примечательно в этой связи, что уже появились сообщения о том, что американцы «с пониманием» могли бы отнестись к поставке в КСА российских С-400 «Триумф» при условии, что саудовцы подтвердят свою готовность оплатить в полном объеме согласованные в ходе недавнего визита президента США Трампа в Эр-Рияд многомиллиардные контракты на поставку противоракетной и других видов ВВТ американского производства.

С учетом всех этих факторов в конкретных условиях возможные ежегодные уровни поставки российских вооружений в Саудовскую Аравию на начальном этапе сотрудничества могут составить, по некоторым оценкам, до $100 млн. в год.

Перспективным выглядит наше оперативное подключение к тем направлениям развития Вооруженных Сил и военной инфраструктуры КСА, по которым только начинается «движение».

Это, прежде всего, средства фортификации границ и обороны рубежей. Самая тревожная ситуация для саудовцев складывается на протяженной (1,5 тыс. км) границе с турбулентным Йеменом.

Определенные шаги в данном направлении уже делаются. Но чувствуется, что пока отсутствует рациональная концепция поддержания безопасности границ Саудовской Аравии, соответсвующая уровню ХХI века.

В случае, если Россия сумеет разработать и предложить саудовской стороне такого рода концепцию и поставить в контексте ее реализации специальные военно-технические средства, мы сможем не только обеспечить себе многолетнюю «нишу» в сфере ВТС с Саудовской Аравией (объем поставок можно оценить на уровне $6-8 млрд. в ближайшие 10 лет), но и создадим своего рода плацдарм для оказания помощи в этом вопросе многим африканским и азиатским, да и другим странам, где, судя по развитию событий, вопрос об укреплении, оборудовании и защите границ в ближайшие годы приобретет особую актуальность.

Морской пехотинец США осматривает немецкий пулемет MG-3 ВС Саудовской Аравии. Вашингтон – основной, но далеко не единственный партнер Королевства в сфере ВТС.

Имеется еще один вопрос развития ВТС, связанный с определенной спецификой силовых структур Саудовской Аравии. Наряду с Вооруженными Силами (армией), в Королевстве имеется мощная «параллельная» силовая структура обеспечения безопасности государства в виде Национальной гвардии. Ее численность (порядка 80 тыс. человек) вполне сопоставима с численностью регулярной армии (160 тыс. человек).

Нацгвардия располагает широким арсеналом техники и вооружений, включая танки и бронетранспортеры. Она призвана выполнять важные и масштабные задачи, в первую очередь связанные с борьбой против боевиков-террористов.

Учитывая наш большой опыт осуществления антитеррористических операций, а также наличие у России новейших средств ведения борьбы с бандформированиями, можно было бы не только увеличить поставки нашего оружия и техники соответствующего профиля по линии Нацгвардии, но и организовать совместные научно-технические исследования и производства для выпуска самых совершенных и эффективных средств ведения борьбы против террористов.

Приступая к ВТС с Саудовской Аравией, следует иметь в виду, что саудовцы очень требовательные и жесткие партнеры. Об этом свидетельствует имеющийся опыт. Так, многомиллиардный контракт на строительство железных дорог в Королевстве, который с большим трудом был получен нами в начале 2000-х годов, в дальнейшем оказался расторгнут по инициативе саудовской стороны.

Успешное, резонансное применение новейшей техники в ходе российской военной операции в Сирии создает в настоящее время исключительно благоприятную конъюнктуру для продвижения нашего оружия в зарубежные страны, в том числе на Ближнем Востоке. Надо умело, оперативно и тонко использовать «окно возможностей» и закрепить первые позитивные подвижки в ВТС с самой богатой арабской страной – Саудовской Аравией.

Андрей Глебович БАКЛАНОВ – заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов, посол Российской Федерации в Саудовской Аравии в 2000-2005 гг.


 

НОВОСТИ

АО «Научно-технический центр радиоэлектронной борьбы» (г. Москва) будет представлять свою продукцию на стенде №1Е6-1.
«То, о чем было сказано в послании Федеральному Собранию – это еще далеко не все. Позже расскажем», – заявил президент России Владимир Путин, говоря о новых российских вооружениях в ходе прямой линии.
Корпорация «УВЗ» на своих медиа-ресурсах распространила информацию о проведении испытательных стрельб БМП-3 с необитаемым артиллерийским модулем АУ-220М, в ходе которых экипаж находился за пределами машины и управлял огнем дистанционно. Такая функция позволяет превратить БМП в высокоэффективную огневую точку, способную бороться как с наземными, так и воздушными целями, фактически – в боевого робота.
В ходе выездное заседание Коллегии Министерства обороны России, впервые проведенного в Крыму, в Севастополе, глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу сообщил, что от общего объема государственного оборонного заказа на текущий год заключено уже более 2800 государственных контрактов, что составляет почти 93% ГОЗ-2018.
Сегодня освоение продукции гражданского назначения – особенно актуальное направление развития отечественной оборонной промышленности. Во время январского совещания о диверсификации производства президент Российской Федерации Владимир Путин подчеркнул, что доля гражданской продукции к 2030 г. должна вырасти до 50% от общего объема изделий предприятий ОПК.
Указом президента Российской Федерации от 13 июня 2018 г. Алексей Криворучко назначен заместителем министра обороны Российской Федерации. Как пояснил глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу, представляя нового члена Коллегии Минобороны на заседании в Севастополе, его новый заместитель будет отвечать за организацию военно-технического обеспечения войск и реализацию Государственной программы вооружения.
Вторая эскадрилья истребителей Су-30СМ войдет в состав авиационного полка 6-й Ленинградской Краснознаменной армии ВВС и ПВО Западного военного округа (ЗВО), базирующегося в Курской области.
В инженерных войсках Вооруженных Сил Российской Федерации принят на снабжение комплекс оперативного развертывания временных дорог (КРВД).
Департамент информации и массовых коммуникаций МО РФ продолжает информировать о поступлении в войска и возможностях авиационного комплекса радиоэлектронного противодействия (КРЭП) «Хибины».
Снайперы соединения ЮВО, дислоцированного в Волгоградской области, приступили к освоению прибора ночного видения четвертого поколения 1ПН141-1 и тепловизора 1ПН140-2 «Шахин», поступивших на вооружение в мае 2018 г.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100