Готовность к маневру и ответному удару
Развитие мобильных ракетных комплексов стратегического назначения в Китае

Военно-политическое руководство (ВПР) Китайской Народной Республики заявляет, что главную угрозу безопасности государства представляют стратегические наступательные силы (СНС) США, развертывание глобальной системы ПРО США и ее Азиатско-Тихоокеанского сегмента, а также гиперзвуковые средства вооружений (ГЗСВ), разрабатываемые Вашингтоном в рамках реализации оперативно-стратегической концепции «Глобальный удар».

Мидыхат ВИЛЬДАНОВ

Так на российско-китайском форуме с участием представителей Генерального штаба ВС РФ, который состоялся в Сяньшане в конце 2016 г., было подчеркнуто: «Истинными целями создания глобальной системы ПРО США являются снижение потенциала Стратегических ядерных сил России, а в отношении китайского ракетно-ядерного потенциала – получение возможности его полного обнуления. Противоракеты США будут способны поражать российские и китайские стратегические ракеты до момента отделения их боевых блоков от маршевых ступеней».

Серьезную озабоченность китайского руководства вызывает также реализация ракетно-ядерных программ Северной Кореи, проведение успешных испытаний и реальные перспективы развертывания ракетных комплексов с баллистическими ракетами средней дальности (БРСД), способных поражать критически важные и стратегические объекты противников.

В связи с этим ВПР Китая с учетом осложнившейся военно-политической и стратегической обстановки в мире и АТР считает главным в реформировании НОАК повышение роли и значимости стратегических наступательных сил в решении задач ядерного сдерживания и устрашения вероятных противников. Уточнен состав задач, возлагаемых на СНС КНР в мирное и военное время. К ним относятся: ядерное сдерживание и устрашение вероятных противников с целью принуждения их к отказу от своих замыслов; поддержание боевой и мобилизационной готовности войск (сил); совершенствование форм и способов применения компонентов СНС, повышение их живучести; обеспечение высокой степени готовности к нанесению ответно-встречных и ответных ракетно-ядерных ударов (РЯУ) по стратегическим объектам противника.

В своем доктринальном заявлении председатель Центрального военного совета (ЦВС) КНР Си Цзиньпин утверждает: «Ракетные войска являются ключевой силой стратегического сдерживания и стратегической опорой статуса Китая как мировой державы. Они являются краеугольным камнем, который необходим для отстаивания государственной безопасности. Личному составу Ракетных войск следует правильно понимать свою роль и миссию, чтобы расширять возможности по стратегическому сдерживанию и нанесению ответного ядерного удара, повышать боевую готовность войск по нанесению высокоточных ударов на средних и больших дальностях, а также сохранению стратегического баланса».

По результатам анализа стратегических учений и научных исследований ВПР КНР считает, что только мобильные ракетные комплексы МБР и БРСД отличаются высокой живучестью, скрытностью и автономностью функционирования, обладают боевыми возможностями по преодолению систем ПРО противника, защиты и ухода от глобальных ударов ГЗСВ. Подчеркивается, что после нанесения противником упреждающих ракетно-ядерных ударов сохранившиеся мобильные ракетные комплексы стратегического назначения способны нанести в ответных действиях неприемлемый ущерб агрессору.

МБР DF-31A.

Необходимо признать, что взгляды китайских руководителей базируются на результатах обобщения и системного анализа многочисленных информационных материалов опыта строительства, развития и применения российских подвижных грунтовых (ПГРК) и боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК).

В связи с этим в НОАК уделяется особое внимание модернизации существующих и разработке перспективных мобильных ракетных комплексов стратегического назначения, а также совершенствованию форм и способов их маневренных действий в различных условиях обстановки.

АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ МОБИЛЬНЫХ РАКЕТНЫХ КОМПЛЕКСОВ СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

В настоящее время группировка Ракетных войск НОАК дислоцируется на шести ракетных базах и включает около 180 боеготовых пусковых установок (ПУ) и ракет в ядерном моноблочном оснащении (ракетные комплексы шахтного базирования с МБР DF-5 («Дунфэн-5», «Восточный ветер-5»), подвижные грунтовые ракетные комплексы с МБР DF-31 и DF-31А, ПГРК с БРСД DF-21 и DF-21А (См. Hans M. Kristensen and Robert S. Norris, Chinese nuclear forces, 2015). Более половины группировки Ракетных войск составляют ПГРК, что подтверждает взгляды ВПР Китая о возрастании роли и значимости мобильной составляющей СНС в решении задач ядерного сдерживания, устрашения и поражения вероятных противников в ответных действиях.

Является также очевидным, что соотношение количества МБР и БРСД в структуре СНС Китая не свидетельствует о стремлении китайского руководства к наращиванию боевого состава МБР для нанесения ракетно-ядерных ударов по объектам на территории США. В то же время тенденция к увеличению состава развернутых мобильных БРСД подтверждает приоритет регионального ядерного сдерживания и поражения объектов, группировок войск (сил) США и их союзников на Дальнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, а также военной базы Гуам в Тихом океане.

Результаты анализа открытых зарубежных источников позволяют сделать следующие выводы о возможных тактико-технических характеристиках (ТТХ) мобильных ракет DF-31, DF-31А (таблица 1).

По оценкам американских экспертов, китайские ПГРК с МБР DF-31, DF-31А способны поражать объекты на территории США и других государств в пределах досягаемости ракет. В качестве основных недостатков отмечается их оснащенность моноблочными головными частями (ГЧ), несовершенство системы боевого управления применением ПГРК из положения на марше и размещении на удаленных полевых боевых стартовых позициях (ПБСП), а также значительные сроки подготовки ракет к пуску. Кроме того, не приводится полный состав агрегатов мобильных ракетных комплексов.

Что касается ПГРК с БРСД DF-21, DF-21А, то, как считают американские специалисты, платформы головных частей БРСД DF-21А могут быть оснащены высокоточной системой наведения с астрокоррекцией. Отмечается, что данные ПГРК обладают высокими маневренными возможностями, способны эффективно преодолевать систему ПРО в АТР и поражать группировки войск (сил) США и их союзников в этом регионе.

Следует отметить, что командование Ракетных войск НОАК реализует комплекс мероприятий по поддержанию боевой готовности ракетных бригад ПГРК. Так, ежегодно с каждой бригадой проводятся мероприятия по оперативной и боевой подготовке по отработке задач приведения их в высшие степени боевой готовности, выхода и рассредоточения на учебных ПБСП, совершения маневра по их смене, обеспечению живучести и скрытности действия, организации взаимодействия с формированиями Сухопутных войск (СВ), ВВС и ВМС, ликвидации последствий применения вероятным противником оружия массового поражения (ОМП), восстановления боеспособности, подготовки и нанесения условных РЯУ.

В мирное время ПГРК находятся в пунктах постоянной дислокации в защищенных укрытиях (в пещерах, горных выработках и тоннелях), видимо, в пониженной степени готовности к пуску. Ракеты содержатся в контейнерах и транспортируются на трейлерах, представляющих собой транспортно-пусковую установку (ТПУ). С переводом Ракетных войск с мирного на военное время осуществляется выход ПГРК на заблаговременно выбранные и подготовленные в инженерном и геодезическом отношении ПБСП, количество которых составляет до 4-6. Максимальная скорость движения ПГРК по шоссе – до 60 км/ч. Периодически отрабатываются задачи по выходу и развертыванию ПГРК на удаленных полевых боевых стартовых позициях.

По результатам анализа фотоматериалов ПГРК не оснащены современным прицельно-навигационным оборудованием. Прицеливание ракеты осуществляется после установки ее в вертикальное положение, что является серьезным демаскирующим фактором. Старт ракеты, предположительно, осуществляется с помощью газового аккумулятора давления, с последующим запуском ракетного двигателя первой ступени на высоте около 25 метров.

Предположительно, китайские ПГРК не способны к проведению пусков ракет с маршрутов движения, обладают значительными сроками подготовки к совершению марша и приведения в готовность на ПБСП. Отмечаются проблемы в организации разведки маршрутов выдвижения, охраны и обороны ПГРК на марше и стоянках. Возможности автоматизированной системы боевого управления ракетно-ядерным оружием не обеспечивает гарантированного доведения приказов (сигналов) на пуски ракет в сложных условиях местности.

По оценкам зарубежных специалистов, ПГРК данного типа обнаруживаются и идентифицируются средствами космической разведки, что вызывает серьезную озабоченность ВПР КНР и требует принятия неординарных мер обеспечения маскировки и скрытности.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ МОБИЛЬНЫХ РАКЕТНЫХ КОМПЛЕКСОВ СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Согласно зарубежным информационным материалам военно-промышленный комплекс Китая реализует комплекс программ по модернизации подвижных грунтовых ракетных комплексов с МБР DF-31, DF-31А.

Одновременно ведется разработка перспективной универсальной мобильной МБР (как глубокая модернизация DF-31А), с принятием ее на вооружение к 2020 г. При разработке применяются конструкторско-технологические решения, реализованные в российских ПГРК и БЖРК. Подчеркивается, что головной мобильный ракетный комплекс планируется развернуть в провинции Хэнань центральной части Китая. Это обеспечит полет ракет к целям на территории США через северные полярные области или через Тихий океан.

Новая МБР DF-41 будет иметь более совершенные в энергетическом отношении ступени, разделяющуюся головную часть с боевыми блоками индивидуального наведения и повышенную точность поражения объектов противника. С этой целью дорабатывается ступень разведения и система управления ракеты, головная часть оснащается элементами астрокоррекции полета боевых блоков на конечном участке траектории. Кроме того, данную МБР планируется оснастить эффективным комплексом средств преодоления системы ПРО противника.

Вместе с тем о способе базирования перспективной ракеты имеется противоречивая информация. В качестве базового предусматривается использование многоосных шасси, которые поставляются Республикой Беларусь, при этом военно-техническое сотрудничество Пекина и Минска в части касающейся поставок, ремонта, авторского и гарантийного надзора за многоосными шасси производства МЗКТ расширяется. Успешно функционирует совместное белорусско-китайское предприятие по производству наиболее ответственного и сложного узла многоосных шасси – гидромеханической трансмиссии. Сообщалось о проведении транспортных испытаний восьмиосного шасси с грузомакетом ракеты в удлиненном контейнере.

В то же время по информации издания The Washington Free Beacon проведено успешное бросковое испытание перспективной ракеты с железнодорожного пускового модуля. Сообщалось также, что планируется выход опытного ракетного поезда на полевую позицию полигона с проведением испытательного пуска ракеты и отработкой маневров в учебном позиционном районе. О сроках завершения работ по проекту БЖРК известно лишь то, что китайские специалисты смогли довести перспективный мобильный ракетный комплекс до этапа первых летно-конструкторских испытаний железнодорожной пусковой установки и ракеты с переходом к проведению комплексных испытаний.

Одновременно в Ракетных войсках НОАК совершенствуются существующие и нарабатываются новые формы и способы применения мобильных ракетных комплексов стратегического назначения. Особое внимание уделяется решению задач скрытного выхода из пунктов постоянной дислокации, совершению маневров по занятию (смене) ПБСП, подготовке и нанесению условных РЯУ по объектам противника.

С учетом китайской специфики отрабатываются различные нестандартные формы и способы обеспечения живучести, скрытности и автономности функционирования ПГРК и БЖРК. Так, при оптимизации сроков рассредоточения перспективных мобильных ракетных комплексов обоих типов учитываются в первую очередь существующие и прогнозируемые угрозы нанесения ударов крылатыми ракетами морского базирования Tomahawk block 4 с ПЛАРК типа Ohio ВМС США. Результаты моделирования, проведенные китайскими аналитиками, показывают, что при боевом патрулировании лодок на удалении 2500-4000 км от мест дислокации китайских ракетных бригад подлетное время крылатых ракет составляет до 16 минут, что обеспечивает поражение ПГРК в пунктах постоянной дислокации и на выявленных ПБСП. По мнению руководства НОАК, основными условиями обеспечения живучести и скрытности мобильных ракетных комплексов являются их скрытное выдвижение, развертывание и комплексная маскировка на полевых стартовых позициях. Важно подчеркнуть, что китайцы считают интенсивные маневры по смене полевых позиций существенными демаскирующими признаками ПГРК, которые легко вскрываются космической и агентурной разведками вероятного противника.

Необходимо отметить, что разработка способов маневренных действий существующих и перспективных ПГРК и БЖРК ведется с учетом перспектив развития космической разведки ведущих зарубежных государств, ориентированных на обнаружение, идентификацию и сопровождение мобильных ракетных комплексов. На основе моделирования игр типа «мобильный ракетный комплекс» – «американский космический радар» оцениваются эффективность космических средств разведки и меры противодействия.

С учетом складывающейся военно-политической обстановки, в Пекине считают необходимым серьезное реформирование НОАК.

Нарабатывается комплекс оперативных и организационно-технических мероприятий оперативной маскировки в интересах обеспечения скрытности рассредоточения и создания фактора неопределенности расположения агрегатов комплекса на позиции. К ним относятся: размещение ПГРК в туннелях и пещерах; создание ложных объектов, применение комплексных имитаторов видимого, инфракрасного, радиолокационного и радиочастотного диапазонов; использование многоспектральных маскировочных сетей; выбор маршрутов рассредоточения и маневра между холмами, в горно-лесистой и малонаселенной местности; выбор дорожной сети, полностью скрытой кронами деревьев и с учетом углов блокировки видимости космических аппаратов вероятного противника; частичная подсадка деревьев на маршрутах движения; проведение маневров в темное время суток и условиях плохой видимости; передвижение в режиме полного радиомолчания, создание ложных колонн и полевых позиций с макетами агрегатов и др.

Военное руководство Китая полагает, что наличие в Ракетных войсках мобильных ракетных комплексов и отсутствие достоверных данных о расположении на ПБСП потребуют от вероятного противника планирования их поражения как площадной цели с привлечением повышенного наряда ядерных боезарядов. В Пекине считают благоприятным тот факт, что США сокращают боевой состав своих СНС в связи с выполнением Договора о СНВ и предлагают российскому руководству приступить к переговорам по более глубоким сокращениям СНВ.

Китайские военные специалисты учитывают также и слабые стороны мобильных ракетных комплексов: значительные массо-габаритные характеристики агрегатов; большое количество демаскирующих признаков; уязвимость и недостаточная защищенность боевых агрегатов от возможных ударов воздушного и наземного противника, диверсионно-разведывательных формирований и террористических атак; зависимость сроков рассредоточения и маневров от сезонных погодных условий и проходимости местности; необходимость учета национальных дорожных стандартов для техники и железнодорожного транспорта, а также заблаговременной подготовки маршрутов и ПБСП; значительные затраты на инженерную подготовку маршрутов движения, усиление дорожно-мостовых сооружений; сложность выполнения требований радиомаскировки и др.

Что касается мобильных ракетных комплексов с БРСД DF-21, DF-21А, то ведутся работы по их модернизации. На их специальных фондах планируется развертывание дополнительных формирований существующих и перспективных ПГРК в рамках существующих организационно-штатных структур ракетных бригад.

По оценкам зарубежных специалистов, военно-промышленный комплекс Китая благодаря высоким темпам развития экономики, тяжелого машиностроения, значительным инвестициям в ключевые отрасли промышленности способен создать перспективные ПГРК и БЖРК в ближайшей перспективе.

Следует отметить, что в Китае существует значительная сеть железных и автомобильных дорог, что обеспечивает высокую скрытность функционирования и создание неопределенности мест нахождения мобильных ракетных комплексов. Так, протяженность железных дорог составляет свыше 133 тыс. км, из них двухпутных – более 32 тыс. км, электрифицированных – около 24 тыс. км. Средняя скорость грузового поезда – 60-100 км/ч, на основных магистралях – до 100 км/ч. Парк транспортных средств насчитывает 22,5 тыс. локомотивов. Общая протяженность всепогодных автомобильных дорог с твердым покрытием составляет около 4 млн. км, из которых 125 тыс. км – автострады и шоссе первой категории.

Экспертами отмечалась значительная разветвленность китайских автомобильных и железных дорог в приграничных с Россией районах.

КИТАЙСКИЕ ПГРК НА ГРАНИЦЕ С РОССИЕЙ

Военно-политическое руководство Китая полагает, что мобильные ракетные комплексы стратегического назначения являются основным средством ядерного сдерживания, устрашения вероятных противников и нанесения им неприемлемого ущерба.

Совершенствуется комплекс мероприятий по стратегической и оперативной маскировке с распространением различных дезинформационных материалов в отношении внешнего облика, объектов инфраструктуры и ТТХ действующих и перспективных китайских ПГРК и БЖРК, сроков принятия их на вооружение, динамики наращивания боевого состава, типов боевого оснащения, результатов полигонных и транспортных испытаний, учебно-боевых и испытательных пусков ракет, состава и мест дислокации мобильных ракетных комплексов.

По словам Си Цзиньпина именно ядерное оружие является стратегической опорой статуса Китая как мировой державы.

В рамках выполнения основных положений доктринальных документов и установок председателя ЦВС КНР Си Цзиньпина уточнены основные мероприятия по строительству и развитию стратегических наступательных сил: разработка и реализация комплекса организационных и технических мер по повышению эффективности ядерного сдерживания и устрашения вероятных противников; развитие всех компонент ядерной триады, наращивание системы предупреждения о РЯУ; развитие системы ПРО; постоянная модернизация существующих и разработка перспективных мобильных ракетных комплексов стратегического назначения, совершенствование их маневренных возможностей, повышение живучести, скрытности, неуязвимости и автономности функционирования; приоритет в развитии твердотопливных ракет различного класса, в том числе межконтинентальных баллистических ракет, с постепенным отказом от производства жидкостных; совершенствование оперативного оборудования территории страны в интересах стратегических наступательных сил; ускорение процесса информатизации с опорой на технический прогресс для содействия собственным военным разработкам в области ракетно-ядерного вооружения; обеспечение большей безопасности, надежности и эффективности функционирования стратегических наступательных вооружений. Приоритетным считается развитие системы боевого управления стратегическими наступательными силами в различных условиях обстановки.

Важно подчеркнуть, что ВПР Китая уделяет особое внимание вопросам защиты государственной тайны и обеспечения безопасности информации в области ядерной политики государства, основ применения, строительства и развития стратегических наступательных сил. Отмечается закрытость информации, ограниченное количество публикуемых документов, образность и оригинальность формулировок официальных взглядов, дозирование и специфика подачи информационных сообщений. Иностранные аналитики признают также и сложность адекватного перевода и восприятия китайского иероглифического письма. Является очевидным, что большинство информационных материалов о состоянии и перспективах развития стратегических наступательных силах Китая имеет американское происхождение или публикуется в тайваньских СМИ.

Американское военно-политическое руководство постоянно заявляет, что модернизация существующих и развертывание перспективных ПГРК и БЖРК в Китае является угрозой национальной безопасности США и его союзников. Большинство объектов военно-экономического потенциала Соединенных Штатов находится в зоне досягаемости китайских стратегических ракет. При этом в Пентагоне считают серьезной проблемой оперативное вскрытие мест дислокации мобильных ракетных комплексов в реальном масштабе времени и экстренное планирование их поражения. По оценкам военного руководства США, на организацию борьбы с мобильными ракетными комплексами потребуются значительные средства, в первую очередь необходимые для наращивания орбитальной группировки космических аппаратов и на создание (модернизацию) объектов наземной инфраструктуры в АТР и на территории США. Является актуальным совершенствование программных алгоритмов обнаружения, идентификации и расчета целеуказаний, их оперативной передачи и ввода в системы управления носителей.

По результатам анализа стратегических учений и научных исследований, руководство Китая делает ставку именно на мобильные ракетные комплексы.

Основные усилия американского разведсообщества направлены на вскрытие хода научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию перспективных китайских ПГРК и БЖРК, возможных сроков и мест их развертывания и маневренных возможностей, характеристик живучести, скрытности, автономности и готовности к нанесению ракетно-ядерных ударов по объектам в АТР, на территории США и их союзников.

В связи с этим необходимо сделать выводы из анализа информации в печатных и электронных СМИ о размещении ПГРК с МБР DF-41 в граничащей с Россией китайской провинции Хэйлунцзян.

В отчетах исследований авторитетных американских экспертов (Э. Вульф, Г. Кристенсен, Р. Норрис и др.) отмечено, что универсальная перспективная ракета для ПГРК и БЖРК еще находится на этапе летно-конструкторских испытаний. Поэтому, возможно, речь идет о ракетах типа DF-31.

Появление группировки ПГРК на границе с Россией не было вскрыто национальными техническими средствами космической разведки США и других зарубежных стран. При этом известно заявление пресс-секретаря китайского МИД Хуа Чуньин: «Это домыслы пользователей Интернета и догадки, не соответствующие действительности». По заявлению российской стороны, «если эта информация соответствует действительности, военное строительство в Китае мы не воспринимаем как угрозу для нашей страны».

Вероятно, имела место очередная информационная акция в интересах демонстрации возрастающего ядерного потенциала Китая для внутренней аудитории и США. С этой целью и спланировано рутинное перемещение колонн боевых агрегатов многоосных шасси для отработки задач боевой подготовки.

Между Москвой и Пекином нет соглашения о стратегических наступательных вооружениях и механизмах контроля как аналога Договору о СНВ между Россией и США. Кроме того, в боевом составе Ракетных войск НОАК находится значительное количество мобильных БРСД и ОТР различного типа в ядерном оснащении. К сожалению, российская сторона подобными ракетами не располагает, поскольку между РФ и США действует бессрочный Договор о РСМД. Кроме того, Соединенные Штаты имеют ядерных союзников – Великобританию и Францию, которые и не думают подключаться к Договору о СНВ ни сейчас, ни в перспективе.

В период осложнения военно-политической и стратегической обстановки по планам Ракетных войск НОАК вполне возможна передислокация и развертывание китайских ПГРК на границе с Россией. После выполнения ими боевых задач по нанесению РЯУ по объектам противника просматривается выполнение задачи их непреднамеренного прикрытия силами и средствами российской ПВО и ПРО от ответных ударов того же противника. Возможные последствия такой ситуации для России предлагается проанализировать самим читателям журнала «Национальная оборона».

Обсуждение в СМИ факта появления китайских ПГРК на границе с Россией и анализ заявлений различных экспертов в области СЯС и ПРО в очередной раз обозначили ключевую проблему теории стратегического (ядерного) сдерживания – органы военного и государственного управления, научно-исследовательские организации Минобороны РФ и РАН пока не предложили форм и способов регионального ядерного сдерживания приграничного государства при значительной протяженности границы.

В заключение важно подчеркнуть важность и необходимость развития российско-китайского военного сотрудничества в области оценки угроз безопасности государств и боевых возможностей СНС США, глобальной ПРО США, ее Азиатско-Тихоокеанского сегмента и перспективных глобальных ударов ГЗСВ США. Проводится совместное планирование и отработка мер противодействия в ходе мероприятий оперативной и боевой подготовки СЯС РФ и СНС КНР.

Мидыхат Петрович ВИЛЬДАНОВ – генерал-майор, кандидат военных наук, доцент. Заслуженный военный специалист Российской Федерации. Преподаватель Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ


 

НОВОСТИ

На Судостроительной фирме «Алмаз» в Санкт-Петербурге состоялась закладка сразу трех кораблей для Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ.
Зеленодольский завод им. А.М. Горького отправил на Балтику очередной противодиверсионный катер проекта 21980 «Грачонок» разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Завершены испытания нормобарических скафандров разработки компании «Дайвтехносервис», создающих водолазу на большой глубине атмосферные «земные» условия.
Производственный цех нижегородского ЦКБ по СПК им. Р.Е. Алексеева спустил на воду и начал испытания рабоче-разъездного катера 21770 «Катран» разработки ЦМКБ «Алмаз».
Городецкая Судоремонтно-судостроительная корпорация (ССК) из Городца Нижегородской области передала Северному флоту плавучий тяжелый железобетонный причал ПЖТ-86 проекта 16181.
На Ленинградском судостроительном заводе «Пелла» спущен на воду рейдовый буксир РБ-393 проекта 90600, построенный для Военно-морского флота РФ.
Тихоокеанский флот получил гидроакустические приборы для защиты кораблей, подводных лодок и морских баз от торпед и субмарин противника.
На рыбинском судостроительном заводе «Вымпел» спущен на воду головной малый гидрографический катер проекта 21961 разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Министерство обороны РФ заказало 55 гидроакустических комплексов (ГК) «Кряква» для ВМФ РФ.
Рыбинский судостроительный завод «Вымпел» спустил на воду второй, третий и четвертый патрульные катера проекта 12150 «Мангуст» разработки ЦМКБ «Алмаз» программы 2017 года.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100