Ренессанс морских «терминаторов»
Ракетные катера во втором десятилетии XXI века переживают эпоху Ренессанса

Малый корвет Visby ВМС Швеции.

Ими пополняются флоты таких разных государств, как Норвегия и Индонезия, Южная Корея и Пакистан, КНР и Иран, Тайвань и Туркменистан, Объединенные Арабские Эмираты и Греция, Мьянма и Египет. Список этот можно продолжить. Тенденция роста интереса к РКА четко обозначилась в середине 10-х годов нового столетия (см. журнал «Национальная оборона №11/2007), а теперь она приобрела устойчивый характер.

Александр МОЗГОВОЙ

Причины вновь возросшего внимания к ракетным катерам разные. Здесь и необходимость замены отслуживших свои сроки катеров советской, французской, немецкой и британской построек. Безусловно, влияют и экономические факторы. Большие надводные корабли дороги, а в условиях мирового кризиса военные бюджеты урезаются. Отсюда стремление заполучить эффективные боевые платформы за относительно скромные деньги. Но главная причина – потребность в организации таких военно-морских сил, которые способны с помощью ракетных «терминаторов» во взаимодействии с базовой авиацией создать надежный заслон флотам других государств при защите своих прибрежных вод, или, как принято сейчас говорить, – литоральной зоны.

Нельзя не обратить внимания на то, что изменился подход к концепции самих РКА. Известно, что в 60-е гг. прошлого века, когда в СССР появился сам класс ракетных катеров, они создавались на базе торпедных катеров (проект 183Р «Комар»). И хотя пришедшие им на замену РКА проекта 205 «Оса» и французские типа Combattante представляли собой платформы оригинальной конструкции, они пополняли флоты стран-заказчиков практически без учета особенностей их эксплуатации в существенно отличающихся друг от друга условиях. Разумеется, они нередко оснащались разными противокорабельными ракетами (ПКР) и в случае надобности оборудовались установками кондиционирования воздуха. Однако на этом отличия и заканчивались. Конечно, такой подход имел большое преимущество – позволял развернуть массовое строительство РКА. В одном только СССР их было сдано промышленностью несколько сотен.

Но теперь времена изменились. Сегодня требуется строить ракетные катера «под заказчика» с учетом условий театров, где им предстоит действовать. Поэтому современные РКА сильно отличаются друг от друга и водоизмещением, и скоростью хода, и составом вооружения, а также возможностью его замены и дополнения. Кроме того, строительством ракетных катеров занялись многие государства, которые прежде были их потребителями, то есть закупали РКА за рубежом.

К сегодняшнему дню достаточно четко определились подклассы ракетных катеров. Большие РКА имеют водоизмещение от 500 до почти 1500 т и чаще классифицируются как малые ракетные корабли (МРК) или малые корветы. Как правило, кроме мощного ударного ракетного оружия они несут вполне удовлетворительные средства самообороны, то есть в известной степени это универсальные платформы. Водоизмещение собственно ракетных катеров колеблется в пределах 100-500 т. Их потенциал отражения атак с воздуха заметно скромнее. Малые ракетные катера водоизмещением 50-100 т вооружаются двумя, реже четырьмя ПКР и фактически ничем не могут себя защитить. Можно выделить в качестве подкласса и РКА, которые мы назовем «квазиракетными». К ним нужно отнести катера водоизмещением от 10 и более тонн, вооруженные противотанковыми ракетами или легкими РСЗО, приспособленными для стрельбы по морским целям. Дальность поражения такими ракетами с зарядами небольшой мощности невелика. Наиболее широкое распространение такие «квазиРКА», близкие по характеру к диверсионно-штурмовым средствам, получили в иранском флоте и военно-морских частях Корпуса стражей исламской революции.

ХАЙ-ТЕКОВСКИЕ «НЕВИДИМКИ»

Конечно, ракетные катера нового поколения отличаются друг от друга конструкцией, большим или меньшим набором элементов обеспечения малой заметности, энергетическими установками, степенью насыщения электронными средствами навигации, обнаружения, целеуказания, а также управления, и, само собой разумеется, оружием. Наиболее продвинутыми среди РКА, несомненно, являются норвежские катера на воздушной подушке типа Skjold («Щит»). Их корпус и надстройка выполнены из поглощающего радиоволны углепластикового материала на основе стекловолокна. Комбинированная дизель-газотурбинная энергетическая установка разгоняет эти скеговые корабли полным водоизмещением в 274 т до максимальной 60-узловой скорости, которая на сегодняшний день является рекордной для боевых кораблей. Эти РКА – высокоавтоматизированные платформы. Вот почему их экипаж составляет всего 15 человек.

Норвежский РКА Skjold.

Вооружение катеров типа Skjold включает 8 малозаметных противокорабельных ракет NSM с массой боевой части 125 кг и дальностью стрельбы более 185 км, которые в походном положении размещаются в подпалубном пространстве в кормовой части корпуса, а также 76-мм автоматическую артиллерийскую установку Otobreda Super Rapid. Средства самообороны представлены ПЗРК Mistral на турельной установке и 12,7-мм пулеметом.

Интересна классификация этих РКА. До тех пор пока не завершилась отработка ПКР NSM, их причисляли к торпедным катерам (Motor Torpedo Boats), хотя изначально никакого торпедного оружия на «щитах» размещать не предполагалось. Позже эти корабли перевели в разряд «прибрежных корветов» (Coastal Corvettes), а сейчас они – «катера быстрого реагирования» (Fast Reaction Craft). Против кого это реагирование должно быть направлено, нетрудно догадаться.

Нельзя не отметить, что программа создания шести катеров типа Skjold растянулась на многие годы и пока еще окончательно не завершена. Она стартовала в августе 1996 г., когда был разработан проект SMP 6081. Еще через год состоялась закладка головного хай-тековского корабля. Норвежские конструкторы и судостроители столкнулись с серьезными трудностями при внедрении ряда новшеств. Пришлось обращаться к специалистам концерна Thales, которые в итоге выступили координаторами программы. И только в конце прошлого года в состав ВМС Норвегии вошел РКА Gnist – пятый серийный катер этого типа. Но еще предстоит модернизация головного «Щита» под стандарты серийных.

Затянулась доводка и шведских малых корветов-«невидимок» типа Visby полным водоизмещением 630 т и максимальной скоростью хода в 35 узлов. Их корпуса интегрированной архитектуры сделаны из многослойного пластика, армированного углеволокном, что значительно уменьшает радиолокационную заметность. Только в сентябре прошлого года головной корабль, заложенный в декабре 1996 г. и спущенный на воду в июне 2000 г., вошел в состав ВМС в полной комплектации (так называемой «версии 5»). Это многоцелевой корабль. Он несет 8 противокорабельных ракет RBS-15 Mk 2 с дальностью стрельбы 110 км и 150-килограммовой боевой частью, 57-мм автоматическую пушку Bofors в стелсовской башне, четыре 400-мм противолодочных торпедных аппарата. Гидроакустическая станция корвета способна обнаруживать мины, а дистанционно управляемые аппараты призваны уничтожать их. Имеется площадка для приема вертолета. В перспективе для усиления ПВО предполагается разместить на корабле блок-контейнер с восемью ЗУР Umkhonto южноафриканского производства.

РКА проекта KCR-60М.

За счет внедрения средств автоматизации экипаж Visby тоже невелик – 43 человека. Но это все-таки не 15, как на норвежском Skjold. Однако, согласитесь, что расширение круга выполняемых задач требует наличия на борту соответствующих специалистов.

Первоначально намечалось построить 6 корветов типа Visby. Но рост их стоимости «съел» шестой корпус. И пока из пяти полученных флотом только головной более-менее доведен до ума, хотя всю программу планировалось завершить в 2007 г. Четыре корабля до сих пор или модернизируются до «версии 5» или находятся в стадии ожидания дооборудования под этот стандарт.

ДЛЯ СКРОМНОГО КОШЕЛЬКА

В отличие от хай-тековских скандинавских РКА в Индонезии ракетные катера строят быстро и дешево. 23 января этого года в состав ВМС страны вошел РКА Beladau – третий проекта KCR-40, собранный на частной верфи PT Palindo Marindo. Его длина – 44 м, ширина – 8 м, осадка – 3,4 м. Максимальная скорость хода – 27 узлов. А большая и не требуется, так как катер будет использоваться в архипелажных водах, где особенно не разгонишься. Главное оружие – четыре ПКР C-705 китайского производства с дальностью стрельбы до 120 км и массой боевой части в 110 кг. Средства защиты минимальные – носовая 20-мм автоматическая артиллерийская установка и два крупнокалиберных пулемета в кормовой части надстройки. К 2014 г. ВМС Индонезии закупят 14 катеров этого типа, каждый из которых стоит $7,98 млн., что является смешной суммой для США и Западной Европы.

РКА Clurit проекта KCR-40 ВМС Индонезии.

РКА проекта KCR-40 – катера-убийцы и одновременно «самоубийцы». Их задача – нанести удар по противнику и самим погибнуть, поскольку у них фактически нет возможностей для отражения контратаки. Дабы окончательно не подвергать их участи гладиаторов, которым суждено умереть на арене, командование ВМС Индонезии приняло решение подкрепить ряды ракетных катеров проекта KCR-40 более мощными единицами. В мае прошлого года на верфи государственного судостроительного объединения PT PAL Indonesia в Сурабае был заложен головной большой ракетный катер проекта KCR-60М. Всего флот пополнится тремя такими кораблями. Их длина – 59,8 м, ширина – 8,1 м, скорость полного хода – 28 узлов. Ракетное вооружение будет практически такое же, что и на катерах типа KCR-40, – четыре ПКР китайского производства, но это более мощные и дальнобойные С-802. А вот артиллерийское вооружение усилится за счет размещения в носу 57-мм универсальной автоматической установки BAE Systems Bofors Mk 3 и двух 20-мм автоматических пушек на надстройке. Кроме того, в кормовой части предусмотрено место для ЗРК ближнего действия. Катера получат также комплекс РЭБ, включающий установки выстреливаемых помех.

Катера типа KCR-60М очевидно будут играть роль лидеров РКА проекта KCR-40: выводить их в атаку и по возможности защищать от контрударов противника.

В Индонезии, где до 2024 г. предполагается построить 44 ракетных катера, была предпринята попытка создать и хай-тековский РКА. В 2011 г. ВМС заказали верфи компании Banyuwangi четыре катера проекта Х3К. Это цельнокомпозитные тримараны. Архитектура корпуса представляет собой в плане треугольное крыло двойной стреловидности с длинной «прорезающей волну» носовой оконечностью и двумя небольшими поплавками-аутригерами в кормовой части. Имеется слип для спуска и приема на борт моторной лодки жестко-надувного типа. На корабле внедрены разные элементы технологий stealth. Водоизмещение катеров без полезной нагрузки – около 130 т, длина – 62,53 м и ширина – 16 м. Максимальная скорость хода, несмотря на высокие пропульсивные качества подводной части корпуса, относительно невысокая – до 35 узлов. Зато четыре дизеля MAN весьма экономичные. Дальность плавания – до 2000 миль на 16 узлах. Автономность – 10 суток. Вооружение должно включать четыре пусковые установки китайских ПКР С-705, автоматическую пушку и пулеметы. Экипаж – 27 человек. Кроме того, на борт может приниматься подразделение бойцов спецназа. И все это за весьма скромные деньги – $12,57 млн.

Но… 28 сентября 2012 г. головной тримаран Klewang, ошвартованный у пирса военно-морской базы Баньюванги, сгорел как свечка, даже еще быстрее. До начала его испытаний оставалось чуть более суток. Жертв удалось избежать. Но инновационный корабль был полностью уничтожен огнем. Теперь реализация строительства РКА типа Х3К под вопросом, поскольку еще раз стало очевидным, что хай-тековские проекты должны быть до мелочей продуманными и по определению не могут быть дешевыми.

Хай-тековский РКА Klewang проекта Х3К. Он сгорел.

КИТАЙСКИЙ СЛЕД

Но и здесь бывают исключения. И довольно яркие. Речь прежде всего идет о китайских РКА типа 022 Houbei. Еще их называют Shadow Cat, то есть «Тень кошки» – из-за малой заметности. Это – катамараны с «прорезающими волну» корпусами полным водоизмещением 224 т, длиной 42,6 м и шириной 12,2 м. Два дизельных двигателя, работающие на четыре водометных движителя, обеспечивают 36-узловую максимальную скорость хода. Вооружение – 8 ПКР семейства С-801-803 с дальностью  стрельбы 120-180 км и 165-килограммовой боевой частью. Вместо них могут приниматься крылатые ракеты Hongniao, предназначенные для поражения береговых целей на дальности до 600 км. Защиту от воздушных средств нападения обеспечивают ПЗРК FLS-1 и «позаимствованная» у России шестиствольная 30-мм артиллерийская установка АК-630 в стелсовской башенке китайского исполнения. Экипаж катеров состоит из 12 человек, что свидетельствует о высокой степени их автоматизации. Стоят эти достаточно «накрученные» катера относительно недорого – около $40 млн. за единицу. С 2004 г. ВМС Народно-освободительной армии Китая пополнились 83 (!) катерами типа 022.

Интересен «механизм» освоения Китаем передовых кораблестроительных технологий. Как известно, после подавления студенческих выступлений на площади Тяньаньмынь в Пекине западные государства ввели в 1989 г. эмбарго на поставки военной техники и технологий в КНР. Но существуют так называемые двойные технологии, которые легко проторили дорожку в Поднебесную. В 1999 г. китайцы купили у сиднейского конструкторского бюро AMD проекты скоростных пассажирских «рассекающих волну» катамаранов моделей AMD-150 длиной 25 м и AMD-183 длиной 30 м. По технической документации, полученной из Австралии, в Китае были построены прогулочные катера Fei Ying и Fei Hong. Они прошли всесторонние испытания, а затем на их базе китайские конструкторы создали проект ракетных катеров типа 022 Houbei.

Пуск ракеты С-803 китайским РКА типа 022 Houbei.

Также массово, но, понятное дело, в меньших количествах строят РКА на Тайване. В 2011 г. завершился ввод в состав ВМС 30 катеров типа Kwang Hua 6 стандартным водоизмещением 180 т и скоростью хода в 30 узлов. Они вооружены четырьмя ПКР Hsiung Feng II с дальностью стрельбы до 130 км. Оборонительное вооружение – символическое: один 20-мм автомат и два пулемета. Но использование этих катеров предусматривается исключительно совместно с авиацией берегового базирования. Как справедливо считают тайваньские военные специалисты, такой дуэт наиболее эффективен при отражении атак неприятеля с моря.

В мае минувшего года было объявлено, что тайваньская частная судостроительная компания Lung Tech Shipbuilding получила контракт стоимостью $30,1 млн. на постройку прототипа перспективного малого ракетного корвета катамаранного типа с цельноалюминиевыми корпусами. Стандартное водоизмещение опытового корабля составит 450 т, полное – 500 т. Его сборка должна быть завершена до конца 2014 г. После испытаний будет принято решение о строительстве серии более крупных корветов водоизмещением 900-1000 т в количестве от семи до одиннадцати единиц. Их максимальная скорость – 38 узлов. Вооружение будет включать восемь дозвуковых ПКР Hsiung Feng II и такое же число сверхзвуковых противокорабельных ракет Hsiung Feng III (эти ракеты на Западе называют аналогами российских ПКР «Москит»), 76-мм артиллерийскую установку Oto Melara Super Rapid в стелсовском исполнении, 20-мм шестиствольный зенитный артиллерийский комплекс Phalanx Mk 15 Block 1B и 12,7-мм пулеметы. В кормовой части разместится взлетно-посадочная площадка для вертолета. На эту программу предполагается отпустить $853,4 млн.

Тем временем Китайская Народная Республика стала одним из ведущих экспортеров технологий ракетных катеров и оружия для них. Так,  Иран строит ракетные катера типа Sina, которые сконструированы на базе французских РКА типа Combattante II. А вооружаются они ПКР Noor с дальностью стрельбы 120 км, которые являются китайскими ПКР С-802 «местного разлива».

Сейчас в Иране ведется строительство малых ракетных катеров нескольких типов. РКА типа Tir водоизмещением около 30 т и 50-узловой скоростью хода, а также КВП Bavar 2 вооружаются ПКР Noor. А 35-тонные катера нового типа – ракетами Nasr-1 (вариант китайской ПКР С-704). Дальность их стрельбы невелика – 30 км, но это более чем достаточно в узком Ормузском проливе, а 130-килограммовая боевая часть вызывает почтение, поскольку ее достаточно для потопления кораблей водоизмещением до 3000 т. В свою очередь Иран поставляет малые ракетные катера ВМС Сирии.

Тайваньский РКА типа Kwang Hua 6.

Китай оказал содействие Тегерану и в массовом производстве «квазиРКА». В их числе девять 19-тонных катеров-катамаранов типа С 14, которые на Западе именуют China Cats, то есть «Китайские коты». Они развивают 50-узловую скорость и вооружаются четырьмя компактными сверхзвуковыми ПКР FL-10 с дальностью стрельбы до 20 км. Ими же оснащаются и малые ракетные катера типа Peykaap II водоизмещением менее 14 т и 52-узловой скоростью полного хода. Всего планируется ввести в строй 75 таких единиц.

А вот Пакистану, чей флот оперирует не в узких проливах и заливах, а в открытом Аравийском море, потребовались более крупные РКА. По китайскому проекту в Карачи сначала были построены четыре ракетных катера типа Jalalat полным водоизмещением 185 т, вооруженные уже известными нам китайскими ПКР С-802. Но вот скорость у них совсем некатерная – всего 23 узла. Сейчас они преимущественно выполняют функции патрульных, а не ударных кораблей (кроме ракет на них имеются две 37- и две 25-мм автоматические пушки производства КНР).

Затем пакистанцы обратили внимание на турецкие катера типа KAAN 33 водоизмещением 120 т и максимальной 65-узловой скоростью хода, вооруженные четырьмя американскими ПКР Harpoon, 30-мм автоматической дистанционно управляемой пушкой и двумя 12,7-мм пулеметами. Но из-за значительной стоимости этих высокотехнологичных РКА ВМС Пакистана вынуждены были отказаться от их приобретения. Однако две единицы без ракетного вооружения оказались в распоряжении Береговой охраны этой страны. Но при наличии ПКР Harpoon их нетрудно превратить в ракетные.

Примерно так будет выглядеть перспективный тайваньский малый корвет.

В апреле прошлого года в состав ВМС Пакистана вошел ракетный катер Azmat – головной новой серии. Он был построен на китайской верфи Xingang Shipyard в Тяньцзине. Полное водоизмещение РКА – 560 т, длина – 63 м, ширина – 8,8 м. Максимальная скорость хода – 30 узлов, дальность плавания – 1000 миль. Вооружение состоит из двух счетверенных пусковых установок противокорабельных ракет С-802А китайского производства и спаренной 25-мм артиллерийской установки, а также 30-мм АК-630. Второй катер, получивший название Dehshat, спустили на воду в прошлом году на верфи KS & EW в Карачи. Какое количество РКА будет в серии, не сообщается.

Катера типа Azmat тоже можно отнести к категории «убийц-самоубийц». Однако военно-морские эксперты обращают внимание на то, что благодаря значительному запасу водоизмещения на них возможна установка универсальных артиллерийских установок калибра 76-100 мм и дополнительного зенитного вооружения.

Малый ракетный катер ВМС Ирана стреляет ПКР Nasr-1.

Очень похож на Azmat ракетный катер водоизмещением в 500 т, построенный в прошлом году явно с китайским участием на военно-морской верфи в Мьянме. Его тактико-технические характеристики не раскрываются, но о вооружении известно, что в его состав входят четыре пусковые установки ПКР С-802 и 30-мм артиллерийская установка АК-630. Разумеется, китайского производства.

Завершая китайскую тему, нельзя не упомянуть о построенном в прошлом году для ВМС Бангладеш легком корвете Dhaka водоизмещением 648 т и длиной 64 м. Корабль вооружен восемью ПКР С-802, турельной установкой с ПЗРК QW-2, 76-мм универсальной артиллерийской установкой АК-176, двумя АК-630 и двумя шестиствольными 250-мм реактивными противолодочными бомбометами. У корвета развитые электронные средства навигации, освещения надводной и подводной обстановки, наведения оружия. А ведь он всего на 4 м длиннее пакистанского РКА Azmat.

Катер типа KAAN 33 БОХР Пакистана.

ОПТИМАЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ

Большие ракетные катера строятся и для ВМС Южной Кореи. Это очень мощные и высокомореходные РКА типа Yoon Yong Ha проекта PKG-A. Их полное водоизмещение – 570 т, максимальная скорость хода – 40 узлов. Вооружаются они двумя счетверенными пусковыми установками противокорабельных ракет 700K Sea Star – южнокорейскими аналогами американских ПКР Harpoon, 76-мм одноствольными и 40-мм спаренными автоматическими пушками, крупнокалиберными пулеметами. Из 28 кораблей этого типа, намеченных к постройке, 9 уже находятся в строю. По мнению южнокорейских военно-морских экспертов, эти РКА незаменимы для оборонительных и наступательных операций в Корейском проливе, Японском и Желтом морях.

К большим РКА относятся и катера типа Ambassador III (некоторые источники их именуют Ambassador IV), которые строятся американским филиалом сингапурской фирмы VT Halter Marine для ВМС Египта в количестве четырех единиц в рамках программ военной помощи США зарубежным государствам. С учетом затрат на обучение экипажей и поставок ЗИП четыре заказанных катера обойдутся в кругленькую сумму – $1,29 млрд. Головной, заложенный в апреле 2010 г. и получивший название S. Ezzat, сейчас проходит испытания в Мексиканском заливе.

Архитектура корабля – стелсовская, даже носовая оконечность приобрела «кубические» очертания. Водоизмещение – около 500 т, длина – 60,6 м, ширина – 10 м. Максимальная скорость хода – 41 узел, дальность плавания на 15 узлах – 2000 миль, автономность – 8 суток. Две счетверенные пусковые установки ПКР Harpoon SSM Block 1G, одна универсальная автоматическая 76-мм артиллерийская установка, ЗРК RAM, 20-мм АУ обороны ближнего рубежа Phalanx, два 7,62-мм пулемета составляют вооружение РКА. То есть оно весьма сбалансированное.

Пакистанский большой ракетный катер Azmat выходит в море.

Американское военно-морское командование проявляет большой интерес к египетскому заказу. Высшие чины ВМС США нередко наведываются на верфь, где ведется строительство РКА. Это объяснимо. Из-за чудовищных цен на надводные корабли основных классов (крейсера, эсминцы, фрегаты, а сейчас и на литоральные боевые корабли) американский флот количественно тает год от года. И теперь адмиралы волей-неволей присматриваются к более дешевым, но эффективным боевым единицам. Они охотно знакомятся и с норвежскими РКА типа Skjold, головной из которых даже брался на испытания в США, а также шведскими «невидимками» типа Visby.

Следует подчеркнуть, что при грамотных компоновочных решениях возможно размещение разнообразного оружия, а также электронного оснащения и на относительно небольших РКА. И, пожалуй, лучшими из них являются 270-тонные финские катера типа Hamina, четыре единицы которых составляют ударный костяк ВМС страны Суоми. Они предназначены для действий преимущественно в шхерах, поэтому развивают максимальную скорость хода всего в 30 с небольшим узлов. Автоматическая система боевого управления ANCS 2000 контролирует все электронные системы, в том числе гидроакустическую станцию, выдает целеуказание и существенно облегчает выполнение задач экипажу из 27 человек. Вооружение этих 51-метровых РКА разнообразно. Четыре ПКР RBS-15 Mk 3 с дальностью стрельбы до 200 км и боевой частью большой мощности могут наносить удары по кораблям и по наземным целям. Артиллерия представлена универсальной 57-мм установкой Bofors и двумя 12,7-мм пулеметами. Защиту от воздушного противника обеспечивают 8 ЗУР Umkhonto-IR, с достаточно высокой точностью поражающие цели на высотах до 8000 м. В кормовой части катеров – направляющие для сбрасывания глубинных бомб и постановки трудно обнаруживаемых мин Sea Mine 2000. Возможно размещение четырех бомбометов Elma LLS-920 для стрельбы по подводным лодкам и подводным диверсантам. Имеется также широкий выбор средств РЭБ. Другими словами, это очень хорошо сбалансированные корабли, предназначенные для действий с максимальной эффективностью в мелководных прибрежных акваториях Финского залива.

Малый корвет Dhaka ВМС Бангладеш.

СИНДРОМ ЗАЛИВА СИДРА

Как не парадоксально, но в России к ракетным катерам, где они собственно впервые появились, в постсоветское время проявляется стойкое пренебрежение. С большой охотой военно-морские начальники делятся планами оснащения ВМФ авианосцами и атомными эсминцами, а вот об РКА – ни слова. Хотя лет через пять придется вывести из состава флота практически все ракетные катера и малые ракетные корабли советской постройки. И тогда к нашим берегам безбоязненно сможет подойти любой, кому будет охота.

А все потому, что в умах российских военно-морских начальников и в среде военно-морских экспертов сложилось прочное убеждение, что РКА – не эффективные средства ведения вооруженной борьбы. Даже такой глубокий и тонкий знаток военных проблем, как заместитель директора Института политического и военного анализа Анатолий Храмчихин, в статье, опубликованной недавно на сайте «Оружие России» и озаглавленной «Кризис малых форм», под коими подразумеваются РКА, утверждает, что для «больших» российских флотов, кроме, может быть, ЧФ, корветы и катера совершенно не нужны из-за отсутствия реальных задач». Мол, пусть МРК проектов 1239, 1234 и РКА проекта 12411 «доживают свой век, но зачем строить им замену?».

Южнокорейский большой РКА типа Yoon Yong Ha.

Как мы убедились, никакого «кризиса малых форм» в мире не существует. Что касается конкретных стран, то военно-морское строительство в них ведется в соответствии с потребностями, которые определяются географическими факторами и политической ситуацией в регионе. Ну, зачем, скажите на милость, ракетные катера Великобритании, ближайшие соседи которой – союзники по НАТО? Или Соединенным Штатам? Вряд ли у США возможны в обозримом будущем военные конфликты с Мексикой или Канадой. А вот когда на Кубе появились советские «комары» и «осы», американский флот немедленно обзавелся РКА типа Pegasus. Да и сейчас ВМС США были бы рады запустить в воды Персидского залива ракетные катера. Но у них таковых не имеется.

Наши соседи на Севере (Норвегия) и на Юге (Турция) располагают значительным количеством современных ракетных «терминаторов». Да и на Дальнем Востоке Китай, Япония, Южная и Северная Кореи тоже имеют крупные флотилии РКА, в том числе нового поколения. А нам все будто по фигу мороз.

Словно заезженную пластинку отечественные недоброжелатели ракетных катеров повторяют один и тот же аргумент: дескать, они продемонстрировали свою беспомощность в бою с американскими кораблями в заливе Сидра 24-25 марта 1986 г. Но это – миф. Никакого боя не было. Дезинформацию о «сражении» запустил в свое время Пентагон, который завил, что ливийские ракетные корветы класса Nanuchka I (МРК проекта 1234Э) пытались атаковать корабли 6-го американского флота, но были потоплены ракетами Harpoon крейсера Yorktown. На самом деле, как позже признало американское командование, все обстояло иначе. Штурмовики трех авианосцев ВМС США наносили массированные ракетно-бомбовые удары по ливийским средствам ПВО на побережье и, в конце концов, подавили их. На пути одной из авиагрупп попался корвет Ean Zaguit, который нес патрульную службу на внешнем рейде Бенгази и ни на кого не собирался нападать. В него американцы всадили несколько ракет и отправили на дно. Ракеты попали и в находившийся поблизости корвет Ean Mara, но корабль не затонул. В 1986 г. его отбуксировали на ленинградский Приморский ССЗ (ныне – Судостроительная фирма «Алмаз»), где был произведен восстановительный ремонт МРК, после которого его вернули в состав ВМС Ливии уже под названием Tariq Ibn Ziyad.

Греческий малый корвет Ypoloiarchos Daniolos типа Super Vita. Его полное водоизмещение – 660 т, максимальная скорость хода – 34 узла. Экипаж состоит из 45 человек. Вооружение: 2х4 ПУ ПКР Exocet, ЗРК RAM, одна 76-мм универсальная АУ и 2х2 30-мм автомата.

А днем ранее на рейде того же порта Бенгази американская авианосная авиация потопила ракетный катер Waheed, а также повредила РКА Bark и Rad французской постройки типа Combattante. Другими словами, в условиях, каких не бывает даже на полигонах, летчики 6-го флота в отсутствии какого бы то ни было противодействия поупражнялись в нанесении ударов по морским целям. И данный случай никак не может быть аргументом против ракетных катеров. А если принимать его, тогда после англо-аргентинской войны 1982 г. нужно было повсеместно прекратить строительство ракетных эсминцев и фрегатов, поскольку в результате атак аргентинской авиации у Фолклендских островов были потоплены два новейших эсминца, два фрегата, десантный корабль и контейнеровоз Королевского флота. Еще около десяти кораблей получили серьезные повреждения. И это при том, что Буэнос-Айрес располагал самолетами преимущественно устаревших моделей, летчики не имели должной подготовки, а боеприпасы (ракеты и бомбы) часто были не качественными и просто не взрывались.

Вот почему ссылки на события 1986 г. в заливе Сидра по отношению к РКА, по меньшей мере, не уместны. Зато нельзя не напомнить, что в силу географических факторов и своей малочисленности большие надводные корабли советского и российского флотов никогда не представляли и не будут представлять угрозы западным флотам, а ныне и восточным тоже. Их роль – защита в ближней и дальней морской зоне акваторий, где несут боевое дежурство подводные лодки стратегического назначения, и подходов к своим военно-морским базам. Еще в конце 80-х гг., а потом 90-х гг. прошлого века зарубежные эксперты пришли к заключению, что главная «головная боль» для ВМС НАТО – это прибрежные воды СССР и России, где они напрочь утрачивают свои преимущества из-за наличия у Москвы большого количества мощных и многочисленных прибрежных сил. А их основу составляют ракетные катера.

РКА S. Ezzat, построенный в США для ВМС Египта.

ВОСТРЕБОВАНЫ НА ВСЕХ ФЛОТАХ

Ракетные катера остро необходимы российскому флоту не только на Черном море и на Каспии, но и на Балтике, где они должны стать основным классом боевых надводных кораблей. Они уже стали таковыми в ВМС Швеции и Финляндии. После отказа от строительства корветов проекта 621 Gawron и скорого вывода из состава флота двух устаревших фрегатов типа Oliver H. Perry главную скрипку в ВМС Польши станут играть РКА типа Orkan проекта 151, построенные в ГДР и модернизированные по проекту 660. Затем на смену им придут малые корветы 1000-тонного водоизмещения нового типа, тоже вооруженные ракетами.

Справедливости ради стоит сказать, что сборка РКА на отечественных верфях все-таки ведется. Для ВМС Туркменистана и Вьетнама построены разработанные ЦМКБ «Алмаз» «терминаторы» проекта 12418 «Молния», способные в одном залпе выпустить по противнику 16 (!) ПКР Х-35Э с дальностью стрельбы до 130 км. А в случае оснащения их новейшими ракетами Х-35УЭ дистанция поражения целей увеличивается до 260 км. Не случайно во Вьетнаме сейчас осуществляется лицензионная сборка этих мощных кораблей из деталей и узлов, поставляемых Россией.

В этом году Каспийская флотилия начнет пополняться малыми ракетными кораблями проекта 21631 «Буян-М» разработки Зеленодольского ПКБ. Их водоизмещение – почти 950 т, а возможности просто удивительные. Восемь ракет «Калибр-НК» или «Оникс», размещенные в вертикальном универсальном корабельном стрельбовом комплексе 3Р-14УКСК-X, способны поражать морские и береговые цели на больших дистанциях – до 1400 км. Кроме того, они несут мощное артиллерийское и неплохое зенитное вооружение.

Финский ракетный катер типа Hamina наносит удар ПКР RBS-15 Mk 3.

На стапелях Зеленодольского завода имени А.М. Горького сейчас строятся пять МРК этого типа. Как сообщают СМИ, Министерство обороны подписало с этим предприятием контракт еще на три корпуса. А всего военное ведомство не прочь приобрести десять «буянов-м», которые будут нести службу, очевидно, не только на Каспии, но и на других театрах.

Но МРК – это большие ракетные катера, которые в современных условиях вряд ли станут массовыми. А к РКА «экономического» класса можно отнести катера проекта 20970 «Катран», чей первый вариант в инициативном порядке разработан ЦМКБ «Алмаз» еще в середине 90-х годов прошлого века. Потом он несколько раз переделывался и дополнялся. Его последняя версия была создана по заказу ВМС Казахстана в 2010 г. Этот РКА предназначен для борьбы с надводными кораблями и боевыми катерами противника, несения патрульной службы по охране морского района в прибрежных акваториях, ведения тактической разведки, оказания содействия частям береговой обороны, поддержки высадки морских десантов, а также для противодиверсионных операций. Корабль может привлекаться к охране территориальных вод и морской экономической зоны.

При полном водоизмещении в 325 т, длине – 46 м и ширине – 8,4 м катер имеет небольшую осадку – 1,8 м. Однако это не ухудшает его мореходные качества: на 7-бальной волне обеспечивается безопасное плавание, а на 5 баллах – эффективное использование оружия без ограничений по курсу и скорости. Корпус «Катрана» выполнен достаточно прочным для плавания в разреженном льду толщиной до 0,4 м. Два дизеля суммарной мощностью 6790 кВт с приводом на два водометных движителя разгоняют катер до 30-узловой скорости и дают возможность осуществлять безопасное плавание в мелководных акваториях. Автономность по запасам провизии – 10 суток.

Ракетный катер проекта 20970 «Катран».

Главное ударное оружие «Катрана» – корабельный ракетный комплекс «Уран». Две его четырехконтейнерных пусковых установки размещаются за надстройкой. Для повседневной службы такая сверхвооруженность избыточна. Поэтому вместо четырехконтейнерных ПУ могут быть смонтированы две спаренные. А при использовании корабля для патрулирования территориальных вод и морской экономической зоны КРК может вообще сниматься.

Артиллерия представлена на катере 57-мм универсальной автоматической установкой А-220М. Стрельба из нее ведется унитарными выстрелами с осколочно-фугасными снарядами. Скорострельность – 300 выстрелов в минуту, горизонтальная дальность стрельбы – 12 км, вертикальная – 8 км. Стоит заметить, что 57-мм калибр корабельных орудий завоевывает все большую популярность в мире. Так, литоральные боевые корабли ВМС США типов Freedom и Independence, малые шведские корветы типа Visby и финские РКА типа Hamina оснащаются артустановками именно этого калибра. АУ А-220М дополняет 30-мм шестиствольная автоматическая установка АК-630М с цифровой системой управления стрельбой «Багира». Она предназначена для поражения воздушных и малоразмерных морских целей. Два 12,7-мм пулемета – надежные средства борьбы с террористами и диверсантами.

Оборонительное оружие кроме АУ АК-630М и пулеметов представлено также зенитным ракетным комплексом 3М-47 «Гибка», обеспечивающим наведение и дистанционный автоматизированный пуск ЗУР «Игла-М» с турельной пусковой установки. Имеются на «Катране» и средства РЭБ – комплекс постановки пассивных помех ближнего рубежа ПК-10.

Для ВМС Вьетнама и Туркменистана на российских верфях строятся ракетные катера проекта 12418 «Молния».

Функции БИУС по целеуказанию и целераспределению выполняет активная трехкоординатная РЛС «Позитив-МЭ 1.2». Автоматизированная система управления включает интегрированную мостиковую систему.

На «Катране» может устанавливаться опускаемая гидроакустическая станция обнаружения подводных диверсионных сил и средств «Анапа-МЭ». А для уничтожения ПДСС предназначен ручной противодиверсионный гранатомет ДП-64.

Экипаж корабля состоит из 29 человек, 7 из которых – офицеры. Для всех них созданы комфортные условия. Имеются каюта командира, двухместные каюты офицеров, четырехместные – старшин и восьмиместные кубрики рядового состава. Для приема пищи и отдыха на «Катране» есть кают-компания офицеров и столовая команды.

Между «Рособоронэкспортом» и казахстанским Уральским заводом «Зенит» было подписано соглашение по подготовке к строительству кораблей этого типа. На выставке KADEX 2010 президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев, когда ему доложили тактико-технические характеристики «Катрана», обращаясь к окружавшим его министрам и другим официальным лицам, коротко распорядился: «Будем строить!»

Однако дело застопорилось. Мы можем только гадать почему. Во-первых, завод «Зенит» приступил к строительству собственных «квазиракетных» катеров на базе пограничных сторожевиков проекта 0300, которые являются местной модификацией проекта 22180 разработки Северного ПКБ. Во-вторых, Министерство обороны Казахстана неустанно обхаживают представители турецких и южнокорейских фирм, предлагая свои варианты РКА. И судя по всему, у южнокорейской STX есть шанс одержать верх, хотя ее проект ракетного катера заметно уступает «Катрану» и ранее был отвергнут. Дело в том, что эта компания предложила Астане возвести судостроительную и судоремонтную верфь на берегу Каспийского моря и модернизировать один из казахстанских судостроительных заводов. Аргументы нельзя не признать сильными.

РКА проекта 12300 «Скорпион».

Но проект 20970 «Катран» самым лучшим образом подходит и для нужд российского ВМФ в прибрежных зонах Балтийского, Черного и Каспийского морей. А для прикрытия берегов на Севере и на Тихом океане требуются более крупные и мореходные единицы. И прототипом для их создания может послужить заложенный в 2001 г., но так и не достроенный ракетно-артиллерийский катер проекта 12300 «Скорпион» разработки ЦМКБ «Алмаз». При полном водоизмещении 465 т этот стелсовский корабль благодаря комбинированной дизель-газотурбинной энергетической установке по схеме CODAG должен был развивать 40-узловый ход. Его ударное оружие предполагало наличие сверхзвуковых ПКР «Яхонт» с дальностью стрельбы до 300 км или «Уран». Артиллерийское вооружение – 100-мм установка А190 «Универсал» и ЗАК обороны ближнего рубежа.

Катер модернизированного проекта 12300, очевидно, потребуется оснастить беспилотным летательным аппаратом вертолетного типа для разведки и выдачи целеуказания оружию. Ему бы еще для усиления ПВО нечто похожее на южноафриканский ЗРК Umkhonto! А почему нет? ЮАР – партнер России по ШОС, и взаимовыгодное военно-техническое сотрудничество с этой страной очень даже может быть продуктивным. Тем паче, что речь пойдет о закупке или лицензионном производстве не десятков, а сотен зенитных ракет.


 

НОВОСТИ

Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу в ходе рабочей поездки в войска Центрального военного округа проверил организацию несения опытно-боевого дежурства (ОБД) РЛС высокой заводской готовности «Воронеж-ДМ», которая расположена в районе города Енисейска (Красноярский край).
Соединение специального назначения Южного военного округа (ЮВО) получило на вооружение бронеавтомобили «Тигр-М», оснащенные новейшим боевым модулем дистанционного управления (БМДУ) «Арбалет-ДМ».
Указом президента России Владимира Путина генеральному директору АО «Воткинский завод» Виктору Толмачеву присуждена Государственная премия Российской Федерации имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.
По информации Департамента информации и массовых коммуникаций МО РФ, в объединение противовоздушной и противоракетной обороны ВКС в 2017 г. поступят четыре модернизированные зенитные ракетные системы С-300ПМ2, а также несколько дивизионов зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С2».
Как заявил заместитель министра обороны России Юрий Борисов в ходе посещения Таганрогского авиационного научно-технического комплекса имени Г.М. Бериева, первый полет нового многофункционального авиационного комплекса радиолокационного дозора и наведения А-100 должен состояться в декабре 2017 г.
В общевойсковой армии Восточного военного округа, дислоцированной в Амурской, Еврейской автономной областях и Хабаровском крае, завершилось перевооружение на современные пулеметы «Печенег» различных модификаций.
Объединенная двигателестроительная корпорация в обеспечение потребностей государственного заказчика возобновила производство турбореактивных двигателей АЛ-31Ф серии 3 для палубных истребителей Су-33. Партия двигателей уже выпущена ПАО «УМПО» и поставлена заказчику.
«Неоправданные действия наших западных коллег ведут к разрушению системы безопасности в мире. Повышают взаимное недоверие и вынуждают нас применять меры реагирования, в первую очередь на Западном стратегическом направлении», – подчеркнул глава военного ведомства генерала армии Сергей Шойгу в ходе выездного заседания Коллегии Министерства обороны России, проведенного в Калининграде.
«НИИ измерительных приборов – Новосибирский завод имени Коминтерна» при содействии ученых Сибирского отделения РАН разработал новый радиолокатор для Минобороны РФ.
Для противодействия переносу террористической активности из Афганистана в Центральную Азию Россия повышает боеготовность военных баз в Таджикистане и Киргизии, оснащает их современным вооружением, заявил министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу в ходе совещания Совета глав военных ведомств государств-участников Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которое прошло в столице Казахстана Астане.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100