Финский нож у горла Северной столицы
«Мы не в НАТО, но мы с вами», – так можно сформулировать позицию Хельсинки в отношении Североатлантического блока

Ракетный катер финских ВМС Naantali типа Rauma наносит удар ПКР RBS-15Mk3.

Недавно стало известно о предстоящей сделке по закупке Финляндией у Соединенных Штатов военно-морского оружия на $734,7 млн. Для страны Суоми, чье население составляет чуть более 5,5 млн. человек, это огромная сумма. На что же будут потрачены эти очень немалые деньги?

Александр МОЗГОВОЙ

Но прежде расскажем о нынешнем состоянии финского флота. Его численный состав не очень велик, но и не маленький, учитывая, что главный театр его действий – Финский залив. Самые крупные боевые корабли – два минных заградителя типа Hameenmaa водоизмещением по 1450 т постройки начала 90-х годов прошлого века, но прошедшие модернизацию в 2006-2008 гг. Они принимают от 100 до 150 мин разных моделей и вооружены также 57-мм автоматической универсальной пушкой, ЗРК малой дальности Umkhonto южноафриканского производства, двумя РБУ, двумя бомбосбрасывателями и двумя пулеметами. Имеются еще три минных заградителя типа Pansio водоизмещением 680 т, способных нести 50 мин. Минно-тральные силы ВМС страны Суоми представлены также тремя базовыми тральщиками-искателями мин типа Katanpaa и десятью катерными тральщиками типов Kuha и Kiiski.

Минный заградитель Uusimaa типа Hameenmaa.

Главная ударная сила финского флота – четыре ракетных катера типа Rauma (4 единицы), введенных в строй в начале 90-х годов прошлого века и модернизированных в 2010-2013 гг., и четыре более современных типа Haminaa, построенных в 1998-2006 гг. При водоизмещении 240-250 т они развивают 30-35-узловую скорость хода и имеют дальность плавания около 500 миль. Катера несут мощное вооружение – 4-6 противокорабельных ракет RBS-15 Mk2 или Mk3 шведской фирмы Saab, способных поражать цели на дальности до 250 км, в том числе и береговые. Они оснащены самыми современными электронными средствами обнаружения, включающими не только РЛС, но и ГАС для поиска подводных лодок, немецкими средствами постановки помех MASS, способными работать во всех спектрах ультрафиолетового, электрооптического, лазерного, инфракрасного и радиолокационного диапазонов волн. Кроме того, катера вооружены 40- и 57-мм автоматическими пушками, пулеметами, глубинными бомбами и способны ставить мины. То есть это фактически небольшие многоцелевые корабли, отлично приспособленные для действий в шхерах и иных ограниченных и мелководных акваториях.

Минный заградитель Pyharanta типа Pansio.

Минному оружию в ВМС Финляндии, как нетрудно догадаться, уделяется значительное внимание. Флот Суоми располагает, пожалуй, самыми современными трудно обнаруживаемыми минами модели Sea mine 2000. Они не только засекают магнитные, акустические и гидродинамические импульсы приближающихся кораблей противника, но и могут «выбирать», какие из целей наиболее важные. Это оружие с «заданными свойствами», которое легко маскируется в глубине искусственными водорослями или грунтом, на суше выглядит достаточно безобидно – как большой чемодан, электроплита или стиральная машина. Мины Sea mine 2000 могут использоваться для оборонительных и наступательных постановок. Не случайно они состоят на вооружении и тихоходных минзагов типа Pansio, и ударных ракетных катеров типа Hamina. Мины может ставить и вспомогательное судно Louhi полным водоизмещением 3450 т, официально предназначенное для борьбы с разливами нефтепродуктов и контроля за состоянием окружающей среды. У него в кормовой части – обширная палуба, где могут разместиться несколько десятков Sea mine 2000. Имеется и крановое устройство для их постановки. И, думается, не случайно судно имеет бортовой номер 999. Если его перевернуть вверх ногами, то получится «число дьявола» – 666. Вот таким же оборотнем является «судно экологического контроля» Louhi.

Корабли и катера, составляющих основу ВМС Финляндии.

Нам доводилось уже писать, что финские ВМС и спецназ без особого напряжения в случае надобности способны захватить центральную часть Северной российской столицы – Санкт-Петербурга (см. журнал «Национальная оборона» №10/2014 и №7/2015). Обычно возражают, что, дескать, у Хельсинки нет таких намерений. Да, сегодня намерений нет, но есть возможности.

Тут посмотрим на еще один компонент финских ВМС – десантные силы. В их составе нет ни больших, ни средних, ни малых десантных кораблей. Но имеется большое количество быстроходных десантных катеров. Некоторые из них заслуживают особого внимания.

В составе ВМС Финляндии насчитывается около 40 катеров типа Jurmo. Водоизмещение каждого – 14 т, длина – 14,2 м, максимальная ширина – 3,65 м, осадка – менее метра. Оснащенные двумя дизелями Caterpillar C7 мощностью по 331 кВт и двумя водометными движителями Rolls-Royce Kamewa FF375 катера развивают максимальную 37-узловую скорость. Дальность плавания – 180 миль, что в условиях Финского залива достаточно для доставки десанта практически в любую нужную точку от побережья страны Суоми. В кормовой части – рубка, а впереди от нее под кевларовой броней – надстройка, где размещаются 20 полностью экипированных бойцов спецназа, которые выходят на берег через аппарель, имеющуюся в носовой части судна (подобная схема применена на российских десантно-штурмовых лодках проекта 02800 «Тавр», которые, правда, размерами поменьше и перевозят 12 человек). Экипаж самого катера состоит из двух человек. Поддержать десант Jurmo может огнем 12,7-мм пулемета либо 40-мм автоматического гранатомета.

Катера прошли успешные испытания по оснащению их башенными автоматическими 120-мм минометами NEMO, которые могут вести огонь с темпом стрельбы 7-10 выстрелов в минуту и поражать цели на дальности до 10 км. То есть это весьма эффективное средство подавления береговых целей.

Ракетный катер Hanko типа Hamina.

Финский флот располагает также значительным количеством 35-узловых десантных катеров типа Uisko водоизмещением по 10 т. Но сейчас они считаются устаревшими и отчасти уже заменены на катера типа Jehu водоизмещением 32 т и 40-узловой скоростью хода, способные транспортировать 25 морпехов или спецназовцев. 12 таких катеров уже поставлены ВМС Суоми. У Jehu имеется противопульное бронирование. Катера несут совершенное электронное вооружение и два 12,7-мм пулемета. С них возможна постановка мин. Они также могут нести легкое ракетное вооружение (типа ПТРК) для поражения морских и береговых целей.

Коварная мина Sea mine 2000 внешне больше похожа на большой чемодан, стиральную машину или электроплиту.

И, наконец, нельзя не сказать о совсем крохотных боевых единицах финского флота – катерах типа G, которых насчитывается около 35 единиц. Собственно это даже не катера, а моторные лодки водоизмещением 2,1 т и длиной 8,2 м, развивающие скорость более 30 узлов. Их максимальная осадка в полном грузу – а это 8 бойцов с полным вооружением или тонна различного снаряжения – 40 см. То есть они могут пройти под мостами питерских каналов даже в достаточно высокую воду.

Другими словами, ВМС Суоми располагают более сотней десантно-штурмовых катеров. К ним стоит прибавить 88 катеров Береговой охраны, семь из которых – на воздушной подушке. Большинство единиц финской БОХР – это тоже скоростные катера, способные перебрасывать до дюжины спецназовцев.

Вот и считайте, что могут всем этим силам противопоставить 2-4 стареньких малых противолодочных корабля проекта 1331М, 3-4 таких же немолодых рейдовых тральщика проекта 10750 и 4-5 противодиверсионных катеров типов «Грачонок» и «Раптор» Ленинградской военно-морской базы да около 20 пограничных катеров ФСБ и Федеральной службы охраны.

Говорят, что самая надежная защита Северной столицы от атаки с моря – комплекс защитных сооружений (КЗС) Санкт-Петербурга от наводнений, который обычно именуют Дамбой. Казалось бы, нет ничего проще, закрой шесть водопропускных и два судопропускных сооружения – и враг не пойдет. Но, во-первых, процесс, «запирания» дамб не быстрый и производится в определенной последовательности. Во-вторых, пункты управления КЗС могут быть захвачены коммандос, прилетевшими на вертолетах, или разрушены ударами корабельных крылатых ракет или оперативно-тактическими ракетами M39 Block 1A (MGM-168) комплекса ATACMS, которые любезно поставили финнам американцы.

Судно экологического контроля Louhi, которое может использоваться в качестве минного заградителя.

Вообще сотрудничество Вашингтона и Хельсинки носит специфический характер. США поставляют Финляндии преимущественно не оборонительные, а преимущественно ударно-наступательные системы вооружения. Все началось с поставок ВВС страны Суоми 63 истребителей-бомбардировщиков F/A-18C/D Hornet («Шершень»). К слову, самолеты этого семейства составляют основу палубной авиации ВМС США. Они развивают скорость 1915 км/ч (1,8 М) и одинаково хорошо приспособлены для действий над сушей и над морем. Истребители вооружаются ракетами AIM-120 AMRAAM класса «воздух-воздух», высокоточными AGM-65 Maverick для поражения наземных целей и AGM-84 Harpoon для ударов по надводным. В 2012 г. для оснащения «шершней» были закуплены ракеты AGM-158 JASSM, выполненные с широким использованием стелс-технологий. Их дальность стрельбы – 370 км. Они запускаются вне зоны ПВО атакуемой стороны и предназначены для поражения важных высокозащищенных стационарных и ограниченно мобильных целей при любых метеоусловиях и в любое время суток.

Скоростные десантные катера типа Jurmo на полном ходу.

Затем финны закупили у Голландии 22 пусковые установки M270 реактивной системы залпового огня MLRS. Американская корпорация Lockheed Martin осуществила их модернизацию, превратив ПУ в модульные. Из них можно теперь стрелять как оперативно-тактическими ракетами (ОТР) комплекса ATACMS, так и снарядами перспективной РСЗО GMLRS с кассетной боевой частью и дальностью стрельбы до 70 км. ОТР M39 Block 1A (MGM-168) оснащены моноблочной осколочно-фугасной боевой частью WDU-18 массой 227 кг. Ими можно поражать Санкт-Петербург и другие российские города на побережье Финского залива.

Катер типа Jurmo со 120-мм автоматическим минометом NEMO.

Недавно корпорация Lockheed Martin завершила переделку финского военно-транспортного самолета CASA C-295 в разведывательный Dragon Shield («Щит дракона»). Он призван «снимать» данные электронных средств противника, с помощью бортового оборудования анализировать работу его средств связи, а также передавать собранные данные пунктам управления войсками. Такие данные чрезвычайно важны при планировании операций не только оборонительного, но и наступательного характера.

Если суммировать вышеизложенное, то нетрудно прийти к заключению, что военное строительство Финляндии ведется в интересах НАТО, и прежде всего лидера этого альянса – Соединенных Штатов, и носит откровенно агрессивный характер. Усилия Вашингтона по укреплению наступательной мощи вооруженных сил Североатлантического союза находят в Хельсинки даже более быстрый и адекватный отклик нежели в столицах большинства европейских государств-членов блока.

Приведем цитату из интервью директора Российско-Евразийской программы Фонда Карнеги за международный мир Юждина Румера, прежде служившего в американском Национальном совете по разведке, корреспонденту агентства Bloomberg: «Посмотрите на карту. Тот физический буфер, который имеет огромное значение в российской системе безопасности, исчез. Как сказал Ньют Гингрич (американский политик, бывший спикер Палаты представителей Конгресса США – прим. редакции) во время предвыборной кампании 2016 г., «Эстония находится в пригороде Санкт-Петербурга». Уязвимые места России становятся еще более уязвимыми в периоды кризиса. То ощущение безопасности, которое было у Советского Союза, благодаря физическому буферу, теперь исчезло». Действительно, от Таллина до Питера – рукой подать. А в Эстонии развернуты подразделения НАТО, в том числе и бронетанковые. Теперь вот к «блокаде» Северной столицы все активнее привлекается Финляндия.

Скоростной десантный катер нового поколения типа Jehu.

Новое тому подтверждение – предстоящие закупки американской военно-морской техники для ВМС Финляндии. Прежде всего речь идет о приобретении 112 противокорабельных ракет Harpoon, 100 из которых – RGM-84Q-4 Block II+ Extended Range (ER) Grade B, также именуемых Harpoon Next Generation, то есть «Гарпун следующего поколения», еще не принятых на вооружение ВМС США. Сделка предусматривает поставку кроме всего прочего 12 комплектов для модернизации ПКР RGM-84L-4 до уровня RGM-84Q-4 Harpoon Block II+ ER Grade B, четырех учебных ракет RTM-84L-4 Harpoon Block II Grade B, запчастей и соответствующей документации. Все это ракетное «изобилие» обойдется в $622 млн.

Еще $112,7 млн. будут потрачены на покупку в США 68 корабельных зенитных ракет RIM-162 ESSM с эффективной дальностью поражения воздушных целей 50 км, пусковых установок для них и прочего сопутствующего снаряжения. Предстоящая сделка вызвала удивление даже на Западе. Ведь противокорабельные ракеты Хельсинки традиционно приобретал в Швеции (ПКР RBS-15 разных модификаций). И вдруг неожиданный поворот в сторону американских производителей оружия! С одной стороны, это обстоятельство можно объяснить все более проамериканской политикой Финляндии. Однако просматриваются мотивы и другого свойства.

Истребители-бомбардировщики F/A-18C/D одинаково хорошо приспособлены для действий над сушей и над морем.

Как уже отмечалось, ПКР Harpoon Block II+ ER Grade B – новейшая модификация известной противокорабельной ракеты. Ее максимальная дальность стрельбы – 248 км против 130 км базового варианта, вес новой высокоэффективной боевой части – 140 кг. Ею можно атаковать не только морские, но и береговые цели. Есть у Harpoon Block II+ ER и другие важные особенности. Помимо навигации по GPS ракета на маршевом участке может управляться с самолета, который корректирует ее курс и облегчает селекцию ложных целей (за счет сличения данных ГСН ракеты с данными самолета-носителя). На финальном участке ПКР, стартовавшие залпом, способны осуществлять многовекторную атаку, то есть заходить на корабль с разных направлений с целью дезориентации системы ПВО противника.

Десантный катер типа G больше смахивает на рыбацкую лодку.

Корпорация Boeing, создавшая Harpoon Block II+ ER Grade B, очень хочет «втюхать» свое изделие на вооружение перспективных американских фрегатов FFG(X). Однако у нее появился серьезный конкурент в лице корпорации Raytheon, которая продвигает на те же корабли малозаметные ПКР NSM разработки норвежской фирмы Kongsberg. ВМС США все больше склоняются в пользу ракеты NSM. Вот почему корпорация Boeing в прошлом году громко «хлопнула дверью», заявив о своем нежелании участвовать в тендере по ПКР. Но это еще не означает, что могущественная авиаракетная корпорация отказалась от своего намерения «пробить» Harpoon Next Generation на американские корабли, хотя эти ракеты по ряду параметров уступают шведским RBS-15 последних модификаций и тем же NSM.

Продажа значительной партии Harpoon Block II+ ER ВМС Финляндии может послужить мощным аргументом в пользу Boeing. Эта корпорация, торгующая не только противокорабельными ракетами, но и коммерческими лайнерами по всему миру, разумеется, имеет широкую сеть лоббистов и в Хельсинки. Вот почему нельзя исключить в данной сделке наличия коррупционной составляющей.

Но для чего финнам столько корабельного ракетного оружия?

Пуск оперативно-тактической ракеты M39 Block 1A комплекса ATACMS.

Дело в том, что вот уже несколько последних лет в стране осуществляется программа омоложения флота Laivue 2020 («Флотилия 2020»), предусматривающая не только замену устаревающих боевых единиц на новые, но и изменение самой структуры корабельного состава ВМС. Это связано не в последнюю очередь с тем, что в Хельсинки считают, что истекло время действия Парижского мирного договора от 10 февраля 1947 г., накладывавшего ряд жестких запретов и ограничений на развитие Вооруженных Сил страны Суоми, воевавшей во Второй мировой войне на стороне гитлеровской Германии.

Первыми ласточками в реализации программы Laivue 2020 стали три базовых тральщика-искателя мин типа Katanpaa (тут нельзя не заметить, что за все послевоенное время ВМС Финляндии имели только катерные тральщики). Они построены на итальянской верфи Intermarine S.p.A. в 2007-2016 гг., имеющей большой опыт создания современных противоминных кораблей. БТЩ с корпусами из композитных материалов водоизмещением по 680 т, длиной 52,45 м, шириной 9,67 м и осадкой 3,15 м оснащены дизель-электрическими энергетическими установками, обеспечивающими максимальный 13-узловый ход. Дальность плавания – 1500 миль. Экипажи невелики, они состоят из 34-38 моряков.

Тральщики несут разнообразные средства поиска, обнаружения и уничтожения мин, в том числе два автономных подводных аппарата HUGIN 1000 и REMUS 100, два дистанционно управляемых подводных аппарата  Double Eagle Mk II и SeaFox I. АНПА HUGIN длиной более четырех метров и весом более 800 кг оснащен многолучевым эхолотом, предназначенным для сбора топографической информации морского дна. На нем же имеется сканирующая ГАС для обнаружения и классификации целей. Меньший по размеру АНПА REMUS 100, весящий всего 41 кг, используется для обнаружения объектов на дне с помощью бокового сканирующего гидролокатора на глубинах до 100 м. Для идентификации и уничтожения мин применяются дистанционно управляемые аппараты Double Eagle Mk II и SeaFox I. В корпусах БТЩ есть многолучевой эхолот Kongsberg EM-710 RD и топографическая параметрическая ГАС TOPAS. В перспективе тральщики типа Katanpaa предполагается оснастить американскими буксируемыми аппаратами с боковым сканированием Klein 5500. Корабли оснащены автоматизированными системами миноискания и позиционирования. В соответствии с полученной задачей и условиями окружающей среды выбирается наиболее рациональная комбинация средств поиска мин и их уничтожения.

Тральщики типа Katanpaa могут использоваться в шхерных водах и как противолодочные корабли. На них имеются бомбосбрасыватели. Для самообороны предназначены 40-мм автоматы.

Базовый тральщик-искатель мин Katanpaa.

Наиболее амбициозным элементом программы Laivue 2020 являются планы строительства четырех довольно крупных корветов общей стоимостью 1,2 млрд. евро. Они должны заменить до 2027 г. в ВМС Финляндии два минных заградителя типа Hameenmaa и четыре ракетных катера типа Rauma. В прошлом году был заключен контракт с верфью Rauma Marine Constructions в Раума на проектирование перспективных корветов. Головной из них планируется заложить в этом году, чтобы сдать его флоту в 2022 г.

Это для них в первую очередь закупаются в США ПКР Harpoon Next Generation и ЗУР ESSM. Противокорабельные ракеты в двух четырехконтейнерных пусковых установках разместятся за щитами в центральной части корпуса, как на российских корветах проекта 20380. Зенитные ракеты, как и положено, займут свое место в вертикальных пусковых установках Mk 25 между надстройкой и носовой 76-мм универсальной пушкой Oto Melara Super Rapid. Два трехтрубных торпедных аппарата предназначены для стрельбы противолодочными торпедами. На корветах предусмотрена взлетно-посадочная площадка для вертолетов с размещением в ангаре. На его крыше – 35-мм автоматы Rheinmetall Oerlikon. Корабли должны принимать мины (ведь они предназначены в том числе и для замены минзагов) и нести автономные и дистанционно управляемые противоминные аппараты. Электронное оснащение кораблей тоже, как говорится, должно соответствовать. Уже сейчас ясно, что уложиться в 1,2 млрд. евро никак не удастся.

Облик ранней версии перспективного корвета, создаваемого по программе Laivue 2020.

Нельзя сказать, что облик перспективных корветов окончательно устоялся. Если в 2015 г. их водоизмещение определялось в 1500 т, то в 2016 г. оно уже увеличилось до 2500 т. Сейчас речь идет о кораблях водоизмещением около 3000 т, длиной 105 м, шириной 15 м и осадкой 5 м.

В Хельсинки утверждают, что такие большие корабли нужны для действий в ледовых условиях. Да, ракетным катерам не под силу преодолевать ледовые поля. Но и будущие корветы – тоже не ледоколы. Наверняка они получат ледовые подкрепления корпуса, однако это не означает, что у них появится возможность свободно маневрировать в Финском заливе и Северной Балтике в зимнее время.

В то же время, несмотря на применение технологий малой заметности, они станут достаточно крупными целями для противокорабельных ракет.

Но, судя по всему, американцы приготовили для этих корветов не Финский залив, а другую «сцену». На них будет возложена миссия запирать в угрожаемый период Балтийское море для прохода российских кораблей, подводных лодок и судов из Санкт-Петербурга в Калининград и обратно. Как считают в Вашингтоне, на шведов, испытывающих перед русскими синдром неполноценности со времен Полтавы и Гангута, надежд мало. А вот финны, в крови которых бродят дрожжи реваншизма, для этой роли подходят лучше.

Облик версии корвета на начало 2018 г.

С ВМС Суоми, впрочем, не снимается задача по-прежнему держать финский нож у горла российской Северной столицы. Недаром по программе Laivue 2020 пройдут модернизацию ракетные катера типа Hamina. Они тоже получат американские противокорабельные ракеты Harpoon Block II+ ER Grade B. Их также оснастят шведскими 400-мм противолодочными торпедам Torpedsystem 47 (Tp 47), автоматической системой боевого управления 9LV CMS, системой управления огнем 9LV, включая РЛС управления огнем Ceros 200 и оптоэлектронную станцию Trackfire, комплексом связи TactiCall, а также новыми подкильными и буксируемыми ГАС.

Думается, этим модернизация финского флота не ограничится. Отринув ограничения Парижского договора, Хельсинки теперь может себе позволить строить не только ракетные катера и корветы, но и подводные лодки. Тут нельзя не напомнить, что в годы Второй мировой войны пять небольших финских субмарин действовали против Балтийского флота весьма успешно.

Снова обратимся к интервью бывшего американского разведчика, ныне рядящегося в тогу миротворца, Юждина Румера. Вот что он говорит о ситуации на Черном море: «Крым имеет значение во многих отношениях, в том числе в военном. По некоторым данным, они (Вооруженные Силы Российской Федерации – прим. редакции) развернули там системы ограничения доступа, что превращает в проблему их присутствие в Черноморском регионе, где расположены три члена НАТО – Турция, Румыния и Болгария. Все это – не шутки». Под «системами ограничения доступа», по американской терминологии, подразумевается оружие, не позволяющее «пробить» российскую оборону в данном регионе. Это и системы ПВО-ПРО С-400 «Триумф», береговые ракетные комплексы «Бастион» и «Бал», корабли и подводные лодки с ракетами «Калибр», истребители Су-30СМ и комплексы радиоэлектронной борьбы большой дальности «Мурманск-БН». Сетования господина Румера понятны – не по зубам орешек.

Вот такую же жесткую систему обороны следует создать вокруг Северной столицы России. Чтобы ни у кого не появилось желания посягать на нее.


 

НОВОСТИ

АО «Научно-технический центр радиоэлектронной борьбы» (г. Москва) будет представлять свою продукцию на стенде №1Е6-1.
«То, о чем было сказано в послании Федеральному Собранию – это еще далеко не все. Позже расскажем», – заявил президент России Владимир Путин, говоря о новых российских вооружениях в ходе прямой линии.
Корпорация «УВЗ» на своих медиа-ресурсах распространила информацию о проведении испытательных стрельб БМП-3 с необитаемым артиллерийским модулем АУ-220М, в ходе которых экипаж находился за пределами машины и управлял огнем дистанционно. Такая функция позволяет превратить БМП в высокоэффективную огневую точку, способную бороться как с наземными, так и воздушными целями, фактически – в боевого робота.
В ходе выездное заседание Коллегии Министерства обороны России, впервые проведенного в Крыму, в Севастополе, глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу сообщил, что от общего объема государственного оборонного заказа на текущий год заключено уже более 2800 государственных контрактов, что составляет почти 93% ГОЗ-2018.
Сегодня освоение продукции гражданского назначения – особенно актуальное направление развития отечественной оборонной промышленности. Во время январского совещания о диверсификации производства президент Российской Федерации Владимир Путин подчеркнул, что доля гражданской продукции к 2030 г. должна вырасти до 50% от общего объема изделий предприятий ОПК.
Указом президента Российской Федерации от 13 июня 2018 г. Алексей Криворучко назначен заместителем министра обороны Российской Федерации. Как пояснил глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу, представляя нового члена Коллегии Минобороны на заседании в Севастополе, его новый заместитель будет отвечать за организацию военно-технического обеспечения войск и реализацию Государственной программы вооружения.
Вторая эскадрилья истребителей Су-30СМ войдет в состав авиационного полка 6-й Ленинградской Краснознаменной армии ВВС и ПВО Западного военного округа (ЗВО), базирующегося в Курской области.
В инженерных войсках Вооруженных Сил Российской Федерации принят на снабжение комплекс оперативного развертывания временных дорог (КРВД).
Департамент информации и массовых коммуникаций МО РФ продолжает информировать о поступлении в войска и возможностях авиационного комплекса радиоэлектронного противодействия (КРЭП) «Хибины».
Снайперы соединения ЮВО, дислоцированного в Волгоградской области, приступили к освоению прибора ночного видения четвертого поколения 1ПН141-1 и тепловизора 1ПН140-2 «Шахин», поступивших на вооружение в мае 2018 г.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100